НОВОСТИ МАТЧИ КОМАНДА ФОТО ВИДЕО МАГАЗИН








Cskashop






26 июня 2023

Большое интервью Владимира Федотова. Часть 2



Игорь Рабинер поговорил с главным тренером ЦСКА. Вторая часть интервью.

Первая часть интервью

— Как в течение сезона складывались ваши отношения с руководством ЦСКА? Насколько высшие клубные боссы были погружены в каждодневный процесс? Бывали ли какие-то обострения в менее удачные периоды?
— В этом плане все хорошо. Очень ценно то, что они оказывают позитивную поддержку, нет давления ни на команду, ни на тренерский штаб — в плане каких-либо собраний, лишних манипуляций, лишних слов. Наоборот, у них еще и большое терпение. Это стоит ценить. Ведь когда ты работаешь, ничего не отвлекает, и ты нацелен только на взаимодействие с командой.

К огромному счастью, когда мы принимали приглашение, то прекрасно знали, что давления на тренеров армейского клуба никогда не оказывалось. В любом клубе разговоры с руководством порой возникают, но главное — их содержание. Чтобы тренеру не диктовали, кого ставить, а кого нет. Если он будет в этом отношении прогибаться, то зачем он тогда нужен? Арсен Венгер в свое время сказал: «Дайте что-то делать тренеру. За что вы тогда будете его увольнять?!»

— Встречи с руководством были частыми?
— Наши руководители — люди занятые. Когда необходимо, эти встречи случаются, или, если происходит какой-либо форс-мажор, то можно всегда обратиться в любую инстанцию в режиме реального времени. Но каких-то подобных сверхъестественных движений не было, все решалось в штатном порядке, заблаговременно.

Безусловно, были неприятные моменты, когда случались потери очков, но мы всегда ощущали поддержку. Руководители входили в наше положение, поскольку видели, что происходило. Даже когда что-то где-то не получалось, когда были вопросы к реализации, они понимали: команда стремится побеждать, двигаться вперед, быть одним из лидеров чемпионата.

— После первой части чемпионата и матча с «Сочи» весной пошли вбросы, что ваши позиции зашатались. Что доносилось до вас? Верили ли в это или понимали, что это обыкновенные подкопы со стороны недоброжелателей?
— Когда все хорошо, то никаких слухов и вбросов нет. А когда что-то происходит, то подобное и начинается. Мне очень понравилась фраза: «Когда тебе плюют в спину, значит, ты идешь впереди». Поэтому такое всегда было и будет. Это один из видов давления. ЦСКА — это высокий уровень, и есть много желающих возглавить такую команду. Но мы никогда не отвлекались на это. Нас занимали только наши идеи, наше движение вперед и взаимоотношения с командой. Влиять на позицию руководства мы можем только своей работой.

Вопрос о состоятельности данных высказываний нужно задавать по тем адресам, откуда они появлялись. Нам самим неприятно было терять очки, находиться на том месте, где ЦСКА не привык быть, поэтому какого-то лишнего намыливания шеи нам не нужно. Мы амбициозны и сами хотим быть как можно выше.

— Но ни на секунду не возникло ощущения, что в вас кто-то перестал верить?
— Такого не было. Наша основная задача заключается в том, чтобы в нас не переставали верить наши футболисты. И в этом отношении подобной мысли не возникало.

— На мой взгляд, история замены в составе Карраскаля на Заболотного, после чего ЦСКА весной заиграл, — это наглядный урок того, что голая сумма мастерства игроков не означает общий класс команды. Невозможно сравнивать индивидуальный уровень Карраскаля иЗаболотного, но именно с Антоном у команды появился баланс, который привел к той весне, которая у вас была. Почему так произошло?
— В вашем интервью с Евгением Калешиным прозвучала очень хорошая ремарка: «Пришел Липпи. Кто-то думал, что сейчас на полтора часа будет беседа. А он сказал только пару фраз: «Вы — менеджеры, которые отвечают за судьбу команды, ее результат и развитие. Поэтому что я вам могу рассказывать? Только две вещи определяют результат — селекция и умение тренера расставить футболистов на поле».

Это очень интересная и на сто процентов верная мысль. Важно правильно набрать и расставить. Но для того, чтобы стать чемпионами, традиционно нужна серьезная трансферная политика.

— Вы дали шанс Заболотному, с которым работали в «Сочи», но в ЦСКА полгода держали на скамейке. Он сразу же сделал один плюс один с «Крыльями», забил в кубке «Краснодару» и застолбил место в основе.
— Да, Антон трудился как проклятый, выкладывался на максимум на каждой тренировке. И были эпизоды, когда его взгляд говорил о том, что он сможет себя проявить в тот момент, когда это будет нужно. Это яркий пример, когда человек пахал и взял этот шанс. И с Заболотным как раз пришел баланс между атакой и обороной.

— При этом Чалов в весеннем отрезке стал лучшим по системе «гол+пас» в премьер-лиге, действуя не на острие.
— Мы тоже анализировали прошлое, рассматривали, как Федя будет играть в роли второго форварда, и это здорово, что он хорош в комбинационной игре и может отдать голевую передачу в ключевом моменте. Потому и решили попробовать этот вариант.

— Осенью вы говорили, что первое время по Чалову чувствовалось: он хотел бы остаться в Швейцарии. И вот он возвращается. Понятно, что человеку психологически сложно в этот момент. Как вы его «оживляли»?
— На самом деле Федор сразу включился в наш творческий процесс. По крайней мере, я не увидел, что ему нужна какая-либо раскачка. Хорошо, что он вернулся после таких же проведенных сборов и после пары тренировок оценил: уровень нагрузки очень похож на то, что было в «Базеле». Он был полностью готов — так же, как и остальные игроки команды. Поэтому дополнительных бесед или манипуляций не потребовалось.

— В первой части сезона связка Чалова с Кучаевым, весной — с Обляковым. Федор — настолько хороший командный игрок, что ему легко взаимодействовать со всеми?
— Сто процентов! Потому что интеллектуальные футболисты, каковым я считаю Федю, с помощью тренерского штаба готовы творить чудеса. Мы им не раз говорили: «Вы еще сами не знаете, что можете!»

— Зимой вы не взяли еще одного нападающего, хотя подобное желание было. Правда ли, что прорабатывался вариант с Радамелем Фалькао?
— Эта тема звучала отдаленно. Но в тех реалиях, в которых сейчас находится российский футбол, мне кажется, такой переход тяжело осуществить.

— Вообще, насколько плотно вы задействованы в селекции ЦСКА, если сравнивать с временами «Оренбурга» и «Сочи»?
— По крайней мере, наш штаб дает добро на приобретение того или иного футболиста. Мы очень тщательно анализируем то, что нам предоставляют селекционная служба и аналитический отдел. Пытаемся выбрать того, кто нам реально необходим.

— Вы инициировали появление кого-то из игроков, кто пришел в ЦСКА в этом сезоне?
— Нет. Есть селекционный отдел, который нам дает варианты по необходимым позициям, и мы уже выбираем из них.

— Правда ли, что хотели привести пару игроков из «Сочи», в частности Сергея Терехова и Артема Макарчука, но последовал жесткий бан от Ротенберга на эти действия?
— Не очень хорошо осведомлен насчет бана. Мы понимали, что игроки на контрактах, и дело дальше не пошло. Безусловно, зная футболистов и учитывая то, что ЦСКА летом потерял много игроков, желание пригласить их в команду у меня было.

— Зимние сборы видятся мне ключевым фактором успешной весны для ЦСКА. Что именно за этот период удалось заложить?
— Сыгранность и принципы. Ведь по ходу сезона появлялись новые игроки, находясь в разной степени готовности — Мойзес, Мендес, Зделар, Роша. С Мендесом произошла такая история, что нам пришлось его даже раньше срока бросить под «Зенит» в гостях на несвойственную ему позицию. Но у нас не было другого выбора, поэтому мы приняли такое опрометчивое решение.

Достаточно продолжительные зимние сборы дали возможность получше узнать игроков и подготовить команду.А контрольные матчи показывали, что появились баланс и гармония, которые позволили нам побеждать.

— У «Спартака» получилось все наоборот — после прекрасной первой части последовала неудачная вторая. Как считаете, сказался ли ваш опыт зимних сборов при полном отсутствии такового у Гильермо Абаскаля?
— Об этом сложно рассуждать, поскольку не знаю в мелочах, чем занимался на сборах «Спартак». Отвечаю только за свою команду.

— Как относитесь к Абаскалю теперь?
— Я в принципе уважительно отношусь к людям своей профессии. Мы же не враги, а тренеры — просто каждый защищает свою команду. Мы соперники на время матча, но после игры никаких противоречий быть не должно. Когда эмоции от игры остыли, мы должны уважать друг друга, и иного не дано. Думаю, что в этом плане никто не бросит камень в мой огород.

— Выпили бы с ним по бокалу испанского вина, пообщались бы о профессии?
— Если бы Гильермо этого захотел, то с моей стороны никаких возражений не было.

— Когда вы только приходили в ЦСКА, насколько легко было убедить руководство в том, чтобы вам позволили взять с собой тренерский штаб?
— Для меня это был один из важнейших моментов, потому что главному тренеру всегда нужно опереться на чье-то плечо и быть в этих людях уверенным. Самое главное — это не только профессионализм, но и честность и порядочность всех моих соратников, всего нашего штаба. Если тренер — отличный специалист, но его человеческие качества вызывают вопросы, у нас его не будет. Потому что любой такой нюанс может испортить контакт с командой, а это — важнейшая для меня ценность.

— Игорь Дивеев говорит: «Федотова от других тренеров ЦСКА отличает коммуникация с игроками, трепетное отношение к каждому. Он хочет, чтобы все были вместе: и на поле, и в ресторане». Что особенного вы делаете для этой самой коммуникации?
— Ничего особенного. В такие важные моменты, как, например, день рождения, очень важно поздравить, сказать несколько приятных слов. Это повод стать еще ближе друг к другу, и это касается не только футболистов, но и их семей. Подход, что мы команда на футбольном поле, а за ним — каждый сам по себе, в моем понимании не работает. И хорошего результата без единства за пределами поля не будет.

— Одна из ваших главных особенностей как тренера — регулярная смена позиций многих игроков. На каком этапе карьеры вы к этому пришли, и были ли у вас в «Оренбурге», «Сочи», ЦСКА футболисты, которые говорили: «Нет, это не моя позиция, на ней играть не хочу»?
— Думаю, что так поступает каждый тренер: экспериментируя или на сборах, или из-за необходимости, мы обнаруживаем, что тот или иной футболист способен показать хороший результат и на другой позиции. Это и им помогает правильно понимать футбол и себя реализовывать.

Есть такие методики, когда в ходе тренировки игроки меняются местами и испытывают непривычные ощущения. Также зачастую применяется игра в малых группах, пять на пять, которая помогает организовать симбиоз, когда все атакуют и все обороняются. Тогда становится виден потенциал каждого футболиста в том или ином аспекте. Если нападающий не реализует моменты, а защитник закладывает один гол за другим, то это о многом говорит.

— Борис Рапопорт, тренировавший Ивана Облякова в молодежке «Зенита», говорит, что вы просто вернули игрока на его родную позицию и в этом — секрет его успеха. Вы и сами сказали Слуцкому, что считаете Облякова инсайдом. Знали ли, что он там ранее играл в зенитовском дубле, и как вам в голову пришла идея его туда поставить?
— При анализе Вани мы ориентировались именно на это амплуа, но надо отдать должное тому, что он не сопротивлялся смене позиции. И Валерий Лобановский не раз говорил, что с футболистами, которые против перестановок, нужно расставаться. Кстати, когда Обляков оказывался на других позициях — это были вынужденные меры, но он с огромным энтузиазмом их закрывал. А позицию инсайда как основную мы выбрали потому, что Иван показал: он способен отдавать и забивать.

— Обляков раньше представлялся инфантильным игроком, местами расслабленным. Изменился ли он? И нужно ли меняться Кучаеву, о котором вы сказали Слуцкому: «Надо себя злить, заводить, выгрызать, доставать амбиции»? Эти слова выглядели как вызов футболисту.
— Вызов нужно бросать каждому футболисту. Просто такова природа человека, что он порой расслабляется. Такое бывает с каждым. Кроме Акинфеева, потому он и капитан, и лидер. Но с остальными происходит по-другому, поэтому приходится применять различные действия, чтобы разозлить или вернуть человека с небес на землю. Хотелось бы верить, что меняется вся команда. Думаю, что доказательства тому — серебряные медали и выигрыш Кубка.

— В начале сезона у вас в тройке центральных защитников был только один профильный. Постоянно играли переведенные с других мест Набабкин и Зайнутдинов, и только Дивеев был игроком этой позиции. Затем пришел Виллиан Роша, но тут же сломался Дивеев. Как вы, несмотря на такой недокомплект, смогли создать оборону для команды, которая стала второй в РПЛ?
— По статистике так и получается. Да, латераля Набабкина мы ставили правым центральным или даже левым центральным защитником. Такие примеры были в моей практике и раньше — у Сергея Терехова в «Сочи» или у Артема Макарчука в «Балтике». Это хорошие защитники с навыками комбинационной игры, с подключениями со своей позиции, что поддерживает развитие атакующих действий. Все эти примеры доказали мне, что такие смены амплуа работают.

— А как решили переделать Мойзеса из латераля в центрального защитника? Ваш помощник Олег Фоменко на сборах в Турции сказал мне, что Мойзес не совсем готов к челночной работе, Зайнутдинов в этом плане гораздо лучше.
— Мы анализировали и смотрели. У Мойзеса были хорошие матчи в качестве левого латераля, но он тоже влился в команду по ходу чемпионата, и немного не хватало готовности. А потом возникла вакансия центрального защитника. И когда он там оказался, стало понятно: Мойзес на этой позиции смотрится очень гармонично. Его сложно обыграть, он хорошо включается в атаку, плюс здесь больше времени для восстановления, чем на бровке. Он — ключевой игрок, и мы убедились, что на него можно рассчитывать как на амбициозного футболиста, который хочет расти и развиваться.

— Насколько вам необходим Марио Фернандес, о возвращении которого ходит много разговоров?
— Тут даже лишние слова абсолютно неуместны. Это еще один лидер наряду с Акинфеевым, боец до мозга костей, который очень классно играет в футбол.

— У вас много молодежи, но вся она имеет очень ограниченное игровое время — Глебов, Носков, Ермаков, Лукин, Агапов. Кто из них по итогу сезона ближе всех подобрался к стабильному игровому времени? Будете ли возвращать Яковлева из аренды, и что делать Торопу, чтобы не превратиться в Чепчугова?
— Мы не будем затрагивать ни одной фамилии, потому что не хочется давать лишние козыри в руки их агентов, которые порой неправильно влияют на наших молодых футболистов. Парни в начале пути, и им предстоит серьезный труд, чтобы стать полноправными членами команды. Нужно пахать — это самое главное. Их ключевая задача — не останавливаться на достигнутом.

— Правильно ли говорить, что победа над «Зенитом» весной стала переломной в плане менталитета игроков и они поняли, что находятся на правильном пути?
— Не буду отрицать, что победа и ее оценка — это было важно. Ведь матч был ключевым, поражение или даже ничья в нем ставили нас в совсем другие условия. В такой ситуации есть опасность улететь в небеса и поймать эйфорию. Но футболисты услышали нас и сделали правильный выбор. Не скажу, что потребовались какие-то особенные слова. Наоборот, мы почувствовали, что можем быть сильнее. И даже после матча с «Зенитом» говорили, что можем еще больше.

— Почему после прекрасной весенней серии всего с одной ничьей с «Локомотивом» команда своими руками чуть не отдала серебро в конце сезона?
— Мне кажется, сказалась игра на два фронта. На отыгрыш того гандикапа, который у соперников был перед нами, мы потратили много сил и нервной энергии, и в конце концов это дало о себе знать. На протяжении долгого времени у команды не было права на ошибку — это серьезное давление на все системы организма. Было потрачено много сил на то, чтобы справиться с этим.

Плюс у нас не хватало людей в ротацию. Минимальная, конечно, присутствовала, но ее было недостаточно. Со «Спартаком» игра была более равная, чем проигрышная, но получилось так, как получилось. Затем в Краснодаре команда попала в непривычные климатические условия: большая влажность, мягкое поле. Неплохо начали, но через 15 минут стали заложниками своего темпа: мы хотели прессинговать, очень активно это делали — но наступили на свои же грабли и до конца первого тайма выглядели не очень слаженно. Нам нужен был перерыв. А во втором тайме смогли переломить ход игры и чудом не забили, но здорово сыграл Агкацев.

— Зарема Салихова, которая вас явно не очень любит, сказала: «Федотов славится провокациями. Думаю, вывести Соболева из себя — его установка». Скажите честно, вы говорили Роше что-то подобное?
— Все, что я сказал Вильяму, произошло после игры, и суть в том, что он — красавец. Зная себя как футболиста, понятия не имею, чем бы это закончилось, окажись я на его месте. Потому что со стороны я мог показаться спокойным, но по молодости чувство справедливости меня просто взрывало. После импульсивных поступков провокационного порядка со стороны соперника порой не мог сдержаться. На это Роша мне ответил, что два года назад, скорее всего, сделал бы то же самое. У меня никогда нет установок кого-то провоцировать. Но это хорошо — когда тебя без реальных оснований называют провокатором. Значит, боятся.

— Вы считаете это жесткой критикой в свой адрес или, наоборот, воспринимаете как комплимент?
— Конечно, как комплимент! Другое дело, что в стремлении к результату не должно быть подлости или унизительных действий. А на мелочах строится вся работа, вся подготовка. Думаю, любой хороший тренер должен использовать все детали ради победы.

— Вы бы сами поработали с таким форвардом, как Соболев, если бы теоретически была такая возможность? И как подняли бы его уровень самоконтроля?
— Не знаю Александра лично и не могу сказать, где корень его повышенной агрессивности. Но он же еще молодой футболист. Вспоминая себя, понимаю, как захлестывает желание победить. И Виллиан сказал, что вопрос закрыт — у него нет никаких претензий к Александру.

— Вас признали лучшим тренером сезона. Как относитесь к этой награде? Евгения Калешина признали тренером месяца в ФНЛ, так он вообще не хотел эту награду принимать, называл ее искусственной.
— В этом есть доля правды. Мы прекрасно понимаем, что чемпион — это чемпион, и это даже не обсуждается. Я уже говорил, с каким уважением отношусь к работе Сергея Семака. Также не могу не отметить Сергея Ташуева, который смог дать новую жизнь тому же составу в «Ахмате». Да каждому специалисту — огромная благодарность и уважение за его самоотверженность и труд. Мы все едим один хлеб. А то, что голосовавшие за меня оказали такое доверие — потрясающе. Как говорится, снимаю шляпу.

— У вас стажировался Александр Кержаков. Чем запомнился
— Александр очень любознателен — и это при том, что он прошел все в игровой карьере. Мы и до этого пересекались, но здесь у нас появилось больше времени для общения, и я надеюсь, что он многое увидел и узнал.

— Одной из неожиданно зрелищных команд стал ваш бывший клуб, «Оренбург», с Марцелом Личкой. А вы бы посоветовали чешскому тренеру сделать такой скачок в топ-клуб, какой удался вам самому? (интервью состоялось до официального назначения Лички в «Динамо». — Прим. «СЭ»)
— Давать советы — неблагодарное дело. Здесь выбор только за ним. Но факт, что он создал очень хорошую атакующую команду со своим почерком, и на выездные матчи к ним все ездили с огромной опаской. Думаю, что они своей игрой прежде всего в домашних стенах доказали качество своей работы.

С Марцелом я очень хорошо знаком. Мне был известен его стиль, когда он еще работал в брестском «Динамо» и стал там чемпионом. Мы уже тогда отмечали атакующую игру его команды. Этот тренер уже не раз доказал, что способен в короткие сроки создать боеспособный коллектив. А какой солдат не мечтает стать генералом? Так что здесь все объективно.

— На сколько процентов нынешний ЦСКА — тот, который вы хотите видеть?
— В процентах сложно высчитать. Мы всегда говорим о том, что нужно становиться стабильными на протяжении всех игровых отрезков, то есть проводить цельные матчи. Важны сыгранность и стабильность. Каждый футболист уже досконально знаком со всеми нашими маневрами, в команде нет равнодушных людей — все готовы играть на результат, плечом к плечу. Это импонирует. А пределов совершенству нет.

— Куда поедете в отпуск? И увидитесь ли там с дочкой, которая живет с мужем в Лос-Анджелесе?
— Мы виделись на Новый год в Эмиратах, они туда приезжали с мужем. Надеюсь, что они нас навестят ближе к осени, будем манипулировать их сознанием, пускать слезы, ха-ха! Но они, конечно, все сами понимают. У нас в этом межсезонье слишком мало времени, и есть накопившиеся дела, так что лететь далеко возможности нет.

Нужно будет обязательно съездить в родной Михайловск, повидать маму, наших близких родственников. Мы с супругой из одного города, поэтому нам есть что там вспомнить и окунуться в мир детских фантазий. Это дорогого стоит и всегда приносит мне много положительных эмоций.

— Москва — непростой город, особенно для людей, которые привыкли к более спокойному ритму. Насколько вы к ней адаптировались, в каком районе живете, как проводите крупицы свободного времени?
— С вами стоит согласиться, потому что прежние места работы были настолько хорошо расположены! В Оренбурге, чтобы дойти от дома до работы, мы тратили пять минут, в Сочи — десять. Здесь же заняли промежуточную позицию — на юго-западе. Но тут все циклично: большую часть времени провожу на базе в Ватутинках и 23-24 минуты утром добираемся туда, а вечером — обратно. В обоих случаях пробок нет, поскольку еду против основной массы машин. В этом отношении все достаточно комфортно.

Но сейчас, в момент улучшения инфраструктуры в городе, поездки на «ВЭБ Арену» или на стадион «Октябрь» занимают достаточно много времени — полтора часа, а бывает и больше. Поэтому, если выезжаешь куда-то, нужно признать, что день уже закончен. В этом, конечно, есть свои нюансы, но это условия мегаполиса, и с ними надо смириться.

При этом Москва — прекрасный зеленый город со множеством парков и скверов. И куда бы ты ни окунулся, везде получаешь эстетическое наслаждение. Много зелени, исторических мест. Сходили в театр на «Вишневый сад». Очень нравится посещать парк «Коломенское», там очень хорошая атмосфера, раздолье, чтобы вздохнуть полной грудью. В этом году удалось попасть туда на цветение яблоневых садов — потрясающее зрелище. Большей красоты невозможно представить.

— После первого дня во главе ЦСКА вы сказали мне, что хотели бы, как Валерий Газзаев и Леонид Слуцкий, поработать во главе армейцев семь лет. После первого сезона такое желание у вас сохранилось? И был ли по ходу сезона хотя бы один день, когда жалели о переходе из «Сочи»?
— Ни одного такого дня не было. А работать в ЦСКА есть огромное желание, но и понимаем огромную ответственность. Нужно быть постоянно в форме, ведь мы осознаем, какие стоят задачи перед клубом. Но нашему штабу здесь комфортно, теперь тут у нас есть очень много близких друзей, и очевидно, нет никакого желания скакать из клуба в клуб. Мы хотим только как можно стабильнее показывать хороший результат и находиться в ЦСКА как можно дольше.

— То есть семь лет — это даже мало? Претендуете на большее?
— Никогда не говори «никогда»!





Источник: https://www.euro-football.ru/


Читайте также


25.06.2023 | Спасибо, Георгий Щенников! (видео)
25.06.2023 | Валерий Газзаев рассказал, какие позиции в ЦСКА нуждаются в усилении
25.06.2023 | Владимир Федотов - о том, возможно ли бороться с «Зенитом» за чемпионство
25.06.2023 | Понтусу Вернблуму - 37!
25.06.2023 | Эджуке может перейти в «Трабзонспор»


Шапка ЦСКА


Календарь ЦСКА


Форма ЦСКА


Торба ЦСКА



Наш телеграм-канал


Получайте главные новости в свой мобильный телефон. Подписывайтесь на нашу телегу!


Комментарии