КОМАНДА И О

1 Зенит 17 42
2 Спартак 17 36
3 Ростов 17 35
4 Динамо 17 29
5 ПФК ЦСКА 17 29
6 Ахмат 17 26
7 Оренбург 17 25
8 Краснодар 17 25
9 Сочи 17 25
10 Урал 17 21
11 Крылья Советов 17 20
12 Пари НН 17 19
13 Факел 17 13
14 Локомотив 17 13
15 Химки 17 12
16 Торпедо 17 6





6 июня 2022

Откровенное интервью Алана Дзагоева сайту «Чемпионат»



Легенда ЦСКА рассуждает о кризисе команды, вспоминает диалоги с Гинером и отвечает, почему так и не уехал из клуба в Европу.

Алан Дзагоев играл за ЦСКА 14 лет. С клубом он, пожалуй, прошёл через всё. Почти все болельщики были уверены, что в ЦСКА Алан и закончит карьеру, но в мае контракт с Дзагоевым был расторгнут. На игре с «Ростовом» полузащитник красиво попрощался с болельщиками ЦСКА. Мы же встретились с Аланом и обсудили и его уход, и многое другое.

― Твой уход ― инициатива ЦСКА?
― Я не думал о том, что уйду из ЦСКА этим летом, но так случилось. Уже примерно понимал, что происходит, и был готов к этому. С моей стороны вопросов нет, мы спокойно пообщались. Сначала с Бабаевым, потом вместе зашли к Гинеру. Сказали друг другу спасибо.

― С какими эмоциями вышел после этого разговора?
― Ком в горле присутствовал. За 14 лет было много хороших моментов: три чемпионства, Кубки, победы в матчах Лиги Чемпионов и Лиги Европы. Думал, что в ЦСКА и закончу карьеру. Но сейчас нужно перелистнуть эту страницу и идти дальше. Впереди новый путь. Физически я к этому готов, мотивация играть у меня запредельная, как и всегда.

Алан Дзагоев

― Топ-3 лучших моментов в ЦСКА?
― Победа в матче со «Спортингом» в квалификации Лиги чемпионов, когда дома вырвали зубами 3:1. Сначала первый гол заковыряли, который Думбия вообще рукой забил, потом второй, в концовке третий. Радости было, будто Лигу чемпионов выиграли. Конечно, матч с «Рубином» запомнился, где я «золотой» гол забил. И первое чемпионство 2013 года ― мы уверенно шли к нему весь сезон.

― Лучший гол – в ворота «Манчестер Юнайтед»?
― Нет, в ворота «Волги», когда ножницами забил. Он мне больше всего нравится.

― Когда был самый сильный ЦСКА?
― Выделю две команды ― 2008 год, когда мы выдали победную серию перед уходом Газзаева, и при Слуцком, когда у нас на лавке сидели Думбия, Эльм, здоровый Гонсалес, а в атаке бегали Вагнер, я и Муса. У нас была сумасшедшая банда.

― Думбия правда тогда почти не тренировался, а только восстанавливался?
― Были такие моменты, но он выходил и делал своё дело ― вопросов нет. Сейду постоянно на массажной кушетке лежал и говорил: «Спина, спина!». А в игре выходил и бегал! Мы про его возраст постоянно шутили: «Чего ты всех обманываешь, что ты 87-го года? Посмотри на себя, ты старый».

― По чему будешь скучать больше всего?
― По атмосфере. Я ей пропитался. Когда фанаты начинают петь «Звучит наш гимн, ЦСКА непобедим!» – сразу мурашки. 14 лет это слушал, теперь будет не хватать.

― Шутки Набабкина останутся в сердечке?
― Наше общение не прекращается. Но шуток было много. Помню, они с Цауней стащили рацию у охранников и начали их гонять: «Первый, первый, я второй. Гинер приезжает!». Охранник по всей базе бегал, суетился – всем было очень смешно.

Алан Дзагоев

― Планируешь продолжать играть?
― Однозначно. Не было даже мыслей о завершении карьеры, собираюсь ещё года три поиграть. Отдохнул до конца мая и уже начал тренироваться.

― Сейчас все говорят про «Аланию».
― Осетия – моя родина, и в футболке «Алании» я когда-нибудь обязательно сыграю.

― Ты ушёл из ЦСКА вместе с Марио. Символично?
― Не знаю, как так получилось, что две легенды разом ушли, ха-ха. Марио ещё год назад говорил, что устал. А сейчас тем более. Хотя он до последнего нас удивлял.

― Самоотдачей?
― Да. Вроде только был с разбитым носом, а в следующем матче уже играет. Врач на скамейке кричал: «Куда летишь!?». У Марио страх отсутствует, летит во все единоборства. Причём не только в играх, но и на тренировках. Если мяч в воздухе и Марио рядом, то лучше даже не вступать в борьбу, потому что Фернандес всех растолкает. Просто бесстрашный тигр. Марио – профессионал с большой буквы: одним из первых выходил на тренировку, последний – с неё. Ни разу не бразилец.

― Его гол Хорватии ― самый памятный момент в карьере?
― Исходя из масштаба и уровня турнира, да. Я тогда не побежал праздновать со всеми – наоборот, были мысли, что успеем третий забить. Но, видимо, настрой у всех уже был на пенальти, ха-ха. Ребята по 120 минут отыграли.

Алан Дзагоев

― Ты с Марио отрабатывал тот штрафной?
― Нет, я вообще должен был катить Игнашевичу под удар. Но там Модрич стоял и чухал этот прострел. Мог быть обрез, а это один из последних штрафных. Я сделал ложное движение, и Модрич действительно побежал читать. Думаю: «Подам уже в штрафную, а там будь что будет». Классно получилось. По игре мы хорватам не уступили, моменты были, первыми забили. По ощущениям, если бы выиграли по пенальти, то мы бы и Англию прошли. Правда, потом отхватили бы от Франции, но они были на голову сильнее любой команды на чемпионате мира.

― Матч с Хорватией – последний за сборную на данный момент. Красивая точка?
― Я не собирался завершать карьеру в сборной. Так случилось, что была череда травм. Но осенью я набрал хорошую форму и ещё рассчитывал сыграть за сборную. Я и сейчас не говорю, что это точка.

― Правда, что была встреча с Карпиным?
― Да, ещё перед первым сбором, когда его назначили. В общих чертах посыл такой: «Если вызову, не удивляйся».

― После вашего с Марио ухода в ЦСКА из столпов остаются Акинфеев, Набабкин и Щенников. Когда они уйдут, эпоха закончится?
― Все приходят, все уходят. Когда-то и Акинфеев уйдёт, нельзя же играть вечно. Надеюсь, новое поколение будет поддерживать традиции и держать ЦСКА в топе.

― Сколько ещё будет играть Игорь?
― Он вратарь, Буффон вот до сих пор не закончил. Просто пожелаю Игорю здоровья. Пусть играет, сколько сможет, и это приносит ему удовольствие. С возрастом Акинфеев становится только лучше. Я даже не представляю, что будет происходить на стадионе, когда он закончит.

― Что должно случиться, чтобы он задумался об уходе?
― На тренировках он продолжает получать кайф. Всё зависит от результатов. Если будут победы, то Игорь ещё долго будет в ЦСКА. Если нет, то это уже другая история. Акинфеев близко к сердцу принимает поражения. Крики, пихач – это нормально, рабочая обстановка. Хуже, когда никто не говорит: значит, всем по барабану. Гробовая тишина в раздевалке никому не нужна. Помню, в Химках обыграли «Локомотив», я вышел на замену. Мне Понтус напихал за неточную передачу Мусе так, что я после матча попросил нашего переводчика Макса сказать Вернблуму: «Ещё раз он так скажет, я его нахрен сожру». А мы этот матч выиграли! Все были за результат – в этом отличие того победного ЦСКА.

Алан Дзагоев

― Как ты для себя оценишь этот сезон?
― Осенью я был здоров, стабильно играл. Весной тоже, только перед «Ахматом» получил повреждение и пропустил концовку сезона. Все остальные матчи я не играл по решению тренерского штаба, хотя был готов. И в целом мне давали меньше времени.

― Игрок твоего уровня продолжает расстраиваться, когда постоянно не попадает в состав?
― Меня это не радовало. Хотя с какими-то вещами смирился. Помню, осенью вышел на «Зенит» в основе – перед игрой сказал Березуцкому, что готов. А после матча он говорит: «Ты был нужен нам во втором тайме, на последние 30 минут, чтобы усилить игру». Окей, значит, буду выходить на 20-30 минут в конце матча. Я принял, что теперь это моя роль. Но когда я полностью пропустил «Спартак» и «Динамо», внутри меня началось кипение.

Алан Дзагоев

― Как гасить в себе кипение?
― Только работой. Начнёшь искать виноватых ― всё. Надо молча тренироваться. Будет лучше для тебя же самого.

― Березуцкий после «Спартака» сказал: «Любой игрок должен давать большой объём. Помогать и в обороне, и в атаке Алану тяжело». Такие слова бьют?
― Кто-то берёт за счёт объёма, а кто-то за счёт мысли. Второй вариант ― мой. Я сейчас играю больше с помощью головы. Да, проводить на поле все 90 минут мне было бы тяжело, но 30, 45, 60, 70 минут я готов был играть без проблем – столько, сколько нужно команде. Здесь со словами Березуцкого можно поспорить, но это его решение.

― Ещё в январе он говорил, что ЦСКА очень тяжело далась потеря лидеров. Сейчас ушли и вы с Марио. Без лидеров построить новую команду реально?
― Появятся новые, но нужно время. Я очень верю в Ваню Облякова. Передаю ему свою «десяточку», ха-ха. Для Вани нет разницы между тренировкой и игрой, он везде в хорошем смысле рубится одинаково. Желание есть, талант есть – осталось это закрепить. Знаю, что его очень много критикуют. Вообще не по делу! В каждой игре он пробегает по 13 километров на приличной скорости, с головой всё в порядке, на мяче хорош.

― В Дивееве многие видят будущего капитана.
― Чем старше он становится, тем сильнее. Возраст пока играет свою роль. Если в опорной зоне или в нападении ты можешь ошибиться, то в защите каждая ошибка – ключевая. Судя по тому, как Дивей относится к себе и футболу, у него хорошее будущее. Вот они с Обляковым и должны создавать новый костяк ЦСКА.

― Почему весной всё развалилось после паузы на сборные?
― У меня нет этому объяснения. Только что команда играла, а потом нет. Языджи сразу рекорд по голам поставил, но потом что-то не пошло. Вроде новички пришли, первые пять матчей мы выиграли, а после паузы на сборную всё изменилось. Я вообще тогда думал, что мы будем за чемпионство бороться.

― Не рано Березуцкий взялся за роль главного тренера?
― Лучше раньше, чем вообще не попробовать. Братья со Слуцким в Европе поработали, чему-то научились. Значит, руководство посчитало, что он готов. Вроде Березуцкий всё делал правильно, местами что-то у нас получалось, но счёт на табло. Если посмотреть на таблицу – результата нет.

― С тобой он советовался по тактике?
― Бывало. Но больше осенью. Весной такого не было.

― А перед разговором с Бабаевым беседовал с Березуцким?
― Да. За день до похода к Бабаеву он мне сказал на тренировке: «Ты же понимаешь, какой разговор будет?». Я ответил: «Да». Всё стало ясно.

― Пятое место ЦСКА ― провал?
― Результат говорит сам за себя. Не то, чего мы ждём от ЦСКА. Все привыкли к тому, что мы всегда первые-вторые. В уме так, а на самом деле – пятые. Но такие моменты тоже случаются. «Барселона» сколько лет доминировала? Я сейчас не сравниваю, но у каждой команды бывают хорошие периоды, а бывают вот такие.

― ЦСКА болтает последние пару лет. В какой момент что-то надломилось?
― Да, в прошлом сезоне тоже пятыми стали. Игроки меняются, тренеры меняются. Плохо, что последние два года это происходит так часто. Чехарда никогда не приводит ни к чему хорошему. Будет костяк ― будет результат. Надеюсь, что уже в следующем сезоне ЦСКА снова будет первым-вторым.

― Всё начало ломаться при Гончаренко. Есть причина? Ведь и «Лион» выносили, на равных с «Арсеналом» играли.
― В тот период был костяк, потом пришла молодёжь, но мы всё равно играли хорошо: «Зенит» обыгрывали, шли на первом месте. Гончаренко не добился того максимума с ЦСКА, которого мог. Он не всё дал команде.

― Отъезд после «Зенита» в Беларусь повлиял на контакт с командой?
― Для меня ничего не изменилось. Даже после этого был момент, когда мы несколько туров шли на первом месте. Помню, выиграли тогда у «Ротора» на выезде в ноябре 2020-го. Я до сих пор с ним на связи. К Михалычу очень хорошо отношусь, люблю его как человека и тренера. Когда его убирали, мы тоже шли не так далеко от второго места. Может, у руководства появилось какое-то недоверие к нему или ещё что-то – не знаю.

― Чем Гончаренко крут?
― Честный, открытый. Одно из главных его качеств ― умеет признавать свои ошибки. А тренеру это тяжело даётся. Мог напихать при всех, а потом извиниться. У него была эта вспыльчивость, но потом он отходил с игроком в сторонку и извинялся. Однако было и такое, что лёд кидал в раздевалке. В тот момент все попрятались, ха-ха.

Алан Дзагоев

― Период Олича ― понял, что это было?
― Повторюсь, чехарда не приводит к хорошему. Олич ― хороший человек и тренер. Он профессионально подходил к своему делу, пытался добиться результата, но у него было всего три месяца. Мне с Ивицей было комфортно. Мы с ним сработались, он рассчитывал на меня. Когда его уволили, я позвонил и поблагодарил за работу.

― Читал его интервью после ухода?
― Да. Я всегда за то, чтобы расходиться по-хорошему. Без плохих слов – эмоции уйдут, а память останется.

― Газзаев недавно рассказывал, что за тобой следил «Реал» и был готов купить. Что ты знаешь про эту историю?
― Это было в 2008 году после игры с «Депортиво». Насколько я знаю, они меня смотрели, да. Но когда нет конкретики, о чём говорить? Конкретика была только дважды. В 2009 звонил Жирков: «Роман Аркадьевич просит поговорить с тобой по поводу перехода в «Челси». И в 2010 году был вариант со «Штутгартом», который тогда плотно сотрудничал с тем же «Челси». Но оба раза не сложилось.

― А после Евро-2012 ничего не было?
― Вообще ничего! Много говорили, но ни одного предложения. Хотя я тогда был готов к Европе. Агенты говорили: «На тебя слишком большая цена». Я отвечал: «При чëм тут цена? Принесите предложение, я пойду с ним к Евгению Ленноровичу и попрошу меня отпустить».

― Ты бы там заиграл?
― Да. Если бы вернуть время назад, я бы уже в 2009-м сорвался в Европу. Я и в 2016 году в чемпионский сезон чувствовал, что готов уехать. Форма была хорошая, 29 матчей без замен, и тут эта травма в чемпионской игре с «Рубином». Концовка матча, 86-я минута, лечу в подкате ― бам, перелом. Боль сразу почувствовал – ну и что, оставалось пять минут играть. После матча попросил доктора проверить, он постучал, говорит: «Больно? Вроде всё нормально, кости целы». На следующий день ― раз и перелом нашли, ха-ха. Кто-то думает, что я в танце в самолете сломал – это как нужно танцевать, чтобы сломать палец? Ту травму я очень тяжело переживал. Мы тогда с Денисовым в сборной играли в центре поля. Получается, я выпал, Денисов выпал – минус два основных игрока перед Евро.

― За последние пару лет насколько сильно изменился твой образ жизни, чтобы снизить количество травм?
― Питание поменял, режим сна, пилатес каждый день. Всё это в совокупности работает – последние два года у меня не было серьёзных травм. Помню, как в отпуске перед сборами решил отказаться от мяса. Рыбу ел, мясо нет. Чувствовал себя легче, на сборах всё было отлично. Но на тебе, кресты. Игнашевич позвонил и сказал, что это могла быть одна из причин. Доктор говорит мне съедать 2400 калорий в день, вечером обязательно мясо и углеводы. Например, печёную картошку. «Ты с Кавказа, если привык к мясу – значит, надо продолжать». Никакого фастфуда – это понятно. Сон тоже важен – во время сезона каждый вечер ложился спать не позже десяти.

― Когда был молодым, всё было не так?
― Мог поздно уснуть, рано встать ― ничего страшного, пошёл дальше наворачивать круги по полю. В молодости сил вагон. Мы о здоровье начинаем думать, когда нас петух клюнет.

― Ты для себя определил причину всех своих травм?
― Одной здесь нет. Где-то восстанавливался не до конца, где-то рецидивы – в том числе из-за того, что раньше времени выходил на поле. Такое было часто. Конечно, это грустно. Сейчас я уже спокойнее к каким-то небольшим повреждениям отношусь. Ситуация есть – ничего не поделаешь. Просто продолжаю работать. В голове ты себя можешь сильнее уничтожить, чем физически. В 2016 году так и было. Ушёл в себя, ничего не хотелось.

Алан Дзагоев

― Слёзы в ЦСКА бывали?
― Дома в стороночке мог всплакнуть из-за травм. После ухода из ЦСКА тоже ком стоял в горле, но держимся.

― Правда, что два твоих последних контракта были жёстко привязаны к игровому времени, а фиксированная зарплата была очень маленькая?
― Плюс-минус всё зависело от времени на поле, да.

― Справедливо?
― Я бы не хотел это обсуждать. Я провёл в ЦСКА столько лет, что у меня нет ничего, кроме слов благодарности. ЦСКА – клуб, который дал мне путь в большой футбол, я здесь поднялся. От охранников и врачей до руководства – всем, кто принимал участие в тренировках, восстановлении, организационных процессах, я говорю спасибо. В последнем туре попрощался на стадионе с болельщиками. Они всегда были рядом и поддерживали меня.

― Что изменилось в клубе при Орешкине?
― Всё то же самое. Он заходит в раздевалку, иногда встречается с командой. Так же, как и Евгений Леннорович. Я ни разу с Орешкиным не общался.

― Какой твой самый памятный разговор с Гинером?
― Когда у нас был моментик со Слуцким после игры с «Аланией». О самом разговоре я не расскажу, но в память он врезался. Общение было серьёзным, на повышенных тонах.

― Ты чувствовал, что он относится к тебе по-отечески?
― Во время последнего разговора Евгений Леннорович сказал: «Если что, всегда ждём тебя обратно в семью».

Алан Дзагоев

― Березуцкий говорил, что Гинер дал ему очень ценный совет по части бизнеса. У тебя такое было?
― Да, я хотел приобрести складские помещения. Мне сказали, что Гинер знает хозяина. Я пошёл к Евгению Ленноровичу, чтобы выбить какую-то скидку. В итоге его знакомый отношения к тем помещениям не имел, но Гинер мне сказал: «Эти не надо приобретать. Если так хочешь купить склад, то вот тебе адрес ― купи мой со скидкой». Я его не послушал, купил. В итоге всё получилось так, как он сказал.

― Кем ты себя видишь после футбола?
― Сейчас ещё рано об этом говорить, но в будущем хочу попробовать себя в тренерской деятельности. Некоторые моменты можно прочувствовать только в шкуре тренера. Начать хочу с помощника, к которому будут прислушиваться. Нужно учиться, быть психологически готовым, находить к каждому футболисту подход. Мы с Васиным, Набабкиным и Щенниковым в этом году подали документы в тренерскую школу.

― А Акинфеев?
― Насколько знаю, он не собирается быть тренером. Но у нас будет тандем с Набабкиным, ха-ха. А там ещё и Цауню третьим возьмём.

― Что будет с нашим футболом в нынешней ситуации?
― Футбол будет, как и всё остальное. Для молодёжи открываются новые двери, иностранцев будет меньше. Другое дело, что конкуренция всё равно нужна, чем она выше – тем лучше.

― Ты полностью доволен своей карьерой в ЦСКА?
― Могло быть лучше. Должно было быть лучше. Понятно, что мне хотелось поиграть в Европе. По ощущениям, если бы не травмы, я бы играл там. В Лиге чемпионов со всеми встречался: с «Сити», «Реалом», «Манчестер Юнайтед». Один матч проходит, и в следующем ты уже привыкаешь к этим скоростям. Правда, потом возвращаешься в чемпионат России и думаешь, как всё медленно, ха-ха. Хотя оно и так медленно, но после Лиги чемпионов в три раза сильнее. Но случилось так, как случилось – я ни о чём не жалею. Я отдавал ЦСКА всего себя. Помню, Михалыч сказал, что ни на одну тренировку, ни на одну игру я не вышел немотивированным. Сейчас ничего не изменилось. И я готов к новому вызову.

В конце интервью по просьбе «Чемпионата» Дзагоев составил символическую сборную из всех игроков ЦСКА, с которыми играл.

Алан Дзагоев





Источник: https://www.championat.com/


Читайте также:


06.06.2022 | Алан Дзагоев: Не думал, что уйду из ЦСКА летом, но понимал, что происходит
05.06.2022 | Агент: Языджи восстановился после травмы спины
05.06.2022 | Пять футболистов ЦСКА назвали зенитовца Клаудиньо лучшим в чемпионате
05.06.2022 | Федотов останется в «Сочи», им интересовался ЦСКА
04.06.2022 | ЦСКА отказался от кандидатуры Марко Николича



Хиты продаж



Толстовка ЦСКА

Толстовка ЦСКА

Свитшот ЦСКА

Футболка ЦСКА