НОВОСТИ МАТЧИ КОМАНДА ФОТО ВИДЕО МАГАЗИН






Cskashop






29 февраля 2024

Интервью Аббоса Файзуллаева сайту «Чемпионат»



Аббос рассказал о детстве, объяснил быструю адаптацию в России и прокомментировал интерес европейских топ-клубов.

Аббосбек Файзуллаев ― главное открытие этого сезона РПЛ. За короткий срок 19-летний полузащитник, которого ЦСКА купил у «Пахтакора» всего за € 500 тыс., стал лидером команды и одним из самых ярких игроков лиги. На зимних сборах ЦСКА мы пообщались с Файзуллаевым об адаптации, узнали секреты узбекского плова, поняли, каково сидеть в раздевалке между Акинфеевым и Набабкиным, а также вспомнили детство Аббоса. Но разговор начали с самого свежего — с выступления Узбекистана на Кубке Азии.

— Узбекистан обидно вылетел с Кубка Азии. Быстро отошёл?
— Это был хороший опыт: впервые сыграл за сборную на таком грандиозном турнире, многому научился. Мы хорошо играли, но обидно вылетели от Катара в серии пенальти — точно могли выиграть тот матч. Если бы прошли Катар, у нас были бы хорошие шансы выиграть турнир. Однако жизнь продолжается. Есть цель — впервые выйти на чемпионат мира. Хотим войти в историю.

— Чему научился?
— Как играть в тяжёлых ситуациях. Я за этот турнир сменил позицию ― играл в роли «ложной девятки». Сначала было не очень комфортно, но с Таиландом уже освоился. Мы постоянно менялись позициями, чтобы соперник не мог понять, кто где играет. Так что я стал сильнее тактически.

— За вас очень круто болели.
— Да, даже для Узбекистана это было круче, чем обычно. В Катаре фанаты приходили к нам в отель, в соцсетях творилось сумасшествие. Было очень приятно!

— Откуда в Узбекистане такой фанатизм по футболу?
— Просто люди его обожают. А когда игрок уезжает в другой чемпионат – за ним вообще все начинают следить, постоянно пишут комментарии. Один узбек может написать 10 хвалебных комментариев под одним постом ― кайф! Кстати, на базу ЦСКА недавно приезжал узбек, подарил книгу про историю Москвы. Было приятно.

— В России не так давно рассматривали вариант с переходом в Азию. Какие были бы шансы у сборной России на этом Кубке?
— У вас сильная сборная – шансы на победу были бы очень хорошими. Мне было бы интересно, если бы сборная России перешла в Азию. С сильными командами всегда приятно играть.

— Сразу после турнира появились слухи об интересе «Баварии» к тебе.
— Я об этом ничего не знал, сам прочитал в интернете, нормально к этому отношусь, слухи будут всегда.

— Но я слышал, что какой-то интерес от «Баварии» действительно был.
— Да, насколько знаю, определённые контакты с моим агентством ProSports Management действительно были. Как мне рассказывали, интересовались общей ситуацией, некоторыми деталями. Но мы спокойно к этому относимся и понимаем, что это пока ничего не значит. У меня полный фокус на ЦСКА, впереди важные игры. Однако «Бавария» ― хороший вариант, конечно (улыбается).

— Ты говорил, что клуб мечты ― «Барселона». Получается, если «Реал» за тобой придёт, откажешься?
— Соглашусь, конечно, кто не пойдёт в «Реал»? Хоть и «Барса» – действительно мечта. В детстве фанател от тики-таки Гвардиолы. Сейчас у них кризис, но, думаю, это пройдёт.

— Ты сам чувствуешь, что готов к топовым чемпионатам? Или ещё рано?
— Этого никто не знает, только время покажет. Мне надо прибавить в физике, стать крепче – чтобы от меня отлетали. Ну и тактически тоже надо прибавлять. Если продолжу прогрессировать – всё будет хорошо.

— Как ты впервые узнал о варианте с ЦСКА?
— У меня был отдых после первого круга с «Пахтакором». Но я всегда был на связи с агентами, они и проинформировали меня об интересе ЦСКА. Я ответил, что подумаю. Ещё через какое-то время мне сообщили, что интерес серьёзный. Я посоветовался с родителями, братьями, разными игроками. Например, с Шомуродовым. У нас с ним один агент. Он и Герман Ткаченко убеждали меня, что переход в РПЛ — это правильно и он станет трамплином для меня. Мне хотелось сделать шаг вперёд в карьере, перейти на новый уровень. Все, с кем советовался, сказали, что ЦСКА даёт играть молодым. Плюс я знал, что это великий клуб.

— Отсутствие еврокубков не смущало?
— Нет. Я знал, что РПЛ гораздо сильнее, чем лига Узбекистана. Тут больше борьбы, тактики, выше интенсивность.

— Как в Узбекистане отреагировали на трансфер?
— Сперва все негативно отнеслись. Все говорили, что я не заиграю в РПЛ из-за антропометрии, прогнозировали, что быстро вернусь в Узбекистан. Но эти слова с родины меня только мотивировали.

— Видел реакцию тренера «Пахтакора»? Он назвал РПЛ «мёртвой» лигой.
— Я читал, да. Повторюсь, он был одним из многих, кто так отнёсся. Мне хочется доказать, что он и остальные ошиблись.

— С какими трудностями столкнулся по приезде в Москву?
— Город сразу понравился. Движения много ― супер. Расстраивает только, что пробок много. Прямо как в Ташкенте в последние годы. Рестораны в Москве тоже классные. Главная трудность была, что физически я не дотягивал, приехал не в форме. Но тренеры ЦСКА помогли её набрать, спокойно к этому отнеслись. Это помогло привыкнуть к интенсивности. Плюс я много работал дополнительно.

— Не было момента, что жалел о переходе в ЦСКА, когда не мог набрать форму?
— Нет, вообще всё было спокойно. Спасибо партнёрам, очень тепло приняли ― я такого не ожидал. Думал, что будет тяжело со всеми сразу заобщаться. Но всё было супер. Тогда ещё Баха был в команде, со всеми познакомил. Клуб много помогал в адаптации, всегда рядом был Кахор ака Муминов, с такой поддержкой в Москве было легко.

— Как Федотов подводил тебя к основе?
— В первую очередь мне надо было быть терпеливым. Я знал, что не будет такого, что приеду и сразу буду выходить в старте. Ждал своего шанса, знал, что возможность будет. Главный тренер не давил, ждал, по чуть-чуть мне давали время. А потом с «Крыльями» я вышел на второй тайм, показал себя ― этот матч оказался ключевым. Мы играли дома, проигрывали, нам надо было атаковать. Федотов выпустил меня, зарядил уверенностью. Так получилось, что на матче были мама и жена дяди. Это очень мотивировало! Они угадали с матчем, потому что незадолго до этого на «Зенит» приезжал папа – а я тогда на поле не вышел. С «Крыльями» же чувствовал, что летаю по полю. У меня всё получалось.

— В раздевалке ты сидишь между Акинфеевым и Набабкиным. Как так получилось?
— Да, у меня хорошая компания, ха-ха. Раньше там Баха сидел, а когда он ушёл – меня туда посадили. Мне всё нравится ― они опытные игроки, всегда подсказывают. И всегда спрашивают меня, когда будем есть плов.

— Чалов рассказывал, что ты уже дважды угощал им всю команду.
— Да, один раз на стадионе, второй – на базе. У братьев есть знакомые, у которых мы всегда заказываем плов. Я у них заказал несколько килограммов, всех угощал. Всем очень понравилось, даже легионерам. Плов ― это топ.

— Каким должен быть идеальный плов?
— Да никаких секретов нет. Хороший рис, классное мясо, чеснок, морковка ― ничего необычного. Однако самое главное ― это повар. Я сам не готовлю, но у моей мамы самый вкусный плов в мире.

— В чём причины восьмого места ЦСКА?
— Нам не хватает стабильности, концентрации – много голов в концовках пропустили. Восьмое место ― не наш уровень, за два тура до конца первого круга мы были высоко. Состав у нас хороший – позволяет бороться за чемпионство. Есть Чалов, Обляков, Давила, Роша ― все игроки очень крутые. Акинфеев ― легенда. Бывает, что на тренировках ему забить невозможно.

— Кто тебе нравится в РПЛ из игроков?
— Мне понравился Бителло. Ещё выделил бы Клаудиньо.

— Ты говорил, что тебе не грозит звёздная болезнь, потому что тебя хорошо воспитали. Как воспитывали?
— Я с девяти лет рос в семье дяди. Он за мной присматривал – был очень строг. Мне это пошло на пользу. Он всегда говорил – сначала надо стать хорошим человеком, а потом уже хорошим футболистом. Я эти слова запомнил на всю жизнь. Дядя был для меня идолом.

— Как его строгость проявлялась?
— Мы никуда не выходили без его разрешения, сидели дома. Он даже телефоны у меня и братьев на ночь забирал.

— Мухлевать не пытались?
— Нереально.

— Был шанс, что ты не станешь футболистом?
– Футбол я с детства любил – года в четыре уже играл на улице с друзьями. И постоянно терял мяч! Так что каждое воскресенье, когда мы ходили с семьёй на базар, папа покупал мне мячи. И каждый раз я этому очень радовался.

— А бутсы?
— А я про бутсы тогда вообще знать не знал. Что было на ногах – в том и играл. Иногда и босиком бегал. Рядом с домом у нас была большая яма – там и играли в футбол.

– Яма?
– Да, причём максимально неровная. Мы играли улица на улицу – до 100 голов. Матч мог несколько дней длиться – играли до вечера, запоминали счёт, а доигрывали на следующий день. Причём выездные матчи с другими улицами тоже были!

— На что играли?
— Играли на разное, в том числе на удар по пятой точке. Дрались тоже много. Хорошее детство было. К нам в яму даже папа приходил играть, всегда на воротах стоял. Причём ворота были маленькие ― метр, не больше. А чтобы ему было невозможно забить, папа надевал чапан – это узбекский халат. Так что когда он раскрывал чапан – ворота закрывались полностью. Забить ему было невозможно.

— Твой дриблинг тогда зародился?
— Да. Я всегда с мячом возился.

— Почему ты в девять лет оказался под опекой дяди?
— Я переехал из родного города Сырдарья в Ташкент – иначе было бы тяжело пробиться в футбол. Хотя сначала меня хотели отдать в академию в Янгиере – её прошли многие классные игроки. Я был на просмотре, хорошо себя проявил, тренерам понравился – был уверен, что окажусь там. Но в один день папа просто сказал, что я еду в «Пахтакор». Это был шок – я сразу начал изучать финты. В итоге уехал в Ташкент к дяде, а первым тренером у меня там был Дмитрий Ан. Хочу отдельно его поблагодарить, как и своего тренера в Сырдарье – Иброхима Умматова. За их работу и вклад в мою жизнь.

— И как всё начиналось в «Пахтакоре»?
— После двух недель тренировок меня хотели отправить обратно. Но всё же решили выставить на игру. Матч был с местным «Спартаком», а я забил пять голов. Так тренеры передумали и оставили меня. Думаю, если бы не эти пять мячей – я бы не пробился в большой футбол.

— По родителям скучал?
— Очень. Первое время плакал почти каждый день. Но этого не показывал – запирался в ванной, включал воду – и плакал. Со временем освоился, адаптировался – семья дяди очень хорошо меня приняла.

С его детьми я хорошо общался. Мы даже дома, когда уезжали взрослые, в футбол играли. Запомнил, что под нами тогда жила одна бабушка – так она постоянно жаловалась дяде, кричала из-за нашего футбола.

— Когда окончательно освоился?
— Года через два-три. Я всегда играл в основе, был капитаном. Но навсегда запомнил, как тренер решил меня перевоспитать. Я тогда играл только на чистых мячах, отбора у меня вообще не было. И тренер отправил меня во второй состав. Я целый год там играл, постоянно получал по ногам. Тренер мне прямо сказал: «Улучшишь отбор — вернёшься». И я вернулся. Это тоже сыграло большую роль в моей карьере.

— Как часто слышал, что с твоими антропометрическими данными в футболе ничего не достичь?
— В Узбекистане – постоянно. Там всегда говорят: если ты маленького роста – не сможешь играть на топ-уровне. Но я так не считаю. Для меня самое главное ― ум, футбольный IQ. Всё остальное со временем можно улучшить, а интеллект даётся с рождения.

— Тяжёлые моменты были?
– Несколько лет назад мой дядя умер от ковида. Это самый тяжёлый момент в моей жизни. Я даже представить себе не мог, что потеряю его. Дядя оберегал меня как мог – решал все вопросы за пределами футбола, покупал бутсы, мячи… Его смерть – огромное потрясение. Я готовился к тренировке, и тут звонок. Тогда мне сказали, что дяди не стало. Внутри сразу всё умерло, я просто не понимал, где я. Помог прийти в себя мой друг, а на тренировку выйти я не смог – поехал домой.

– Ты говорил, что запомнил его советы на всю жизнь.
– Дядя всегда хотел, чтобы я играл в топ-клубе. И не позволял быть довольным собой, заставлял быть критичным к самому себе. Помню его слова, что, если хотя бы одной своей игрой буду доволен, остановлюсь в развитии.

– Жёстко.
– Он меня никогда не хвалил! Даже слова «молодец» от него ни разу не слышал. В 17 лет я дебютировал в азиатской Лиге чемпионов, сыграл хорошо. А в следующем матче уже средненько. Когда вернулся домой, дядя только критиковал меня за второй матч! Но братья рассказывали, что в день моего дебюта в ЛЧ дядя был самым счастливым человеком на свете.

— Кем работают твои родители?
— Папа работает в аптеке в том же доме, где мы живём. Для меня он тоже идол. Отец никогда не меняется, остаётся простым человеком – каким был 10 лет назад, таким и остался. Он со всеми общается одинаково. Я беру с него пример в этом.

– А мама?
– Она простая женщина, домохозяйка. Сейчас наконец-то начала смотреть футбол! Она в целом не хотела, чтобы я стал футболистом – считает, что это опасно. Я никогда не говорю ей о своих травмах, наоборот, говорю, что всё хорошо. Не скажу ей, даже если ногу сломаю!

– А папе?
– Ему – да. Я вообще очень люблю своих родителей. Недавно удалось исполнить их мечту.

– Какую?
– Я всегда хотел отправить родителей в Мекку. Спасибо богу – недавно это случилось. Мы выиграли чемпионат мира до 20 лет, и мэр Сырдарьи подарил путёвку в Мекку, большое ему за это спасибо. Сам я не поехал – отправил родителей. Помню, как папа звонил мне из Мекки. Он тогда заплакал. Это очень яркий момент. Хочу, чтобы таких было ещё больше.

— Как влюбиться в Узбекистан тем, кто там ни разу не был? Куда скататься?
— Обязательно в Самарканд ― очень красивый город. Там вкуснейший плов и куча достопримечательностей! А если хочется в горы – надо ехать в Амирсой.

— Какая у тебя главная мечта?
— Ни о чём не жалеть после окончания карьеры. Исполнять мечты родителей. И главное – чтобы они были здоровыми и счастливыми.





Источник: https://www.championat.com/



Читайте также


28.02.2024 | Владимир Федотов - о готовности ЦСКА к весенней части сезона
28.02.2024 | Владимир Пономарев: У ЦСКА не будет проблем с «Оренбургом»
28.02.2024 | Валерий Новиков: ЦСКА может побороться за третье место
28.02.2024 | Ветеран ЦСКА раскритиковал клуб за слабую работу с молодежью
28.02.2024 | Александр Бубнов: Уверен, что не такого усиления для ЦСКА хотел Федотов


Футболка ЦСКА


Футболка ЦСКА


Футболка ЦСКА


Шарф ЦСКА


Комментарии