НОВОСТИ МАТЧИ КОМАНДА ФОТО ВИДЕО МАГАЗИН






Cskashop






28 февраля 2024

Интервью Тамерлана Мусаева сайту Sport24



Первое и самое серьезное приобретение ЦСКА этой зимой — 22-летний форвард «Балтики» Тамерлан Мусаев. В сентябре Мусаев дебютировал за сборную России в Египте, но за первую часть сезона РПЛ забил только дважды, в августе. Еще год назад Мусаев прорывался с «Балтикой» из Первой лиги, а в 2021-м бегал за ее дубль во Второй. С другой стороны, в спаррингах этой зимой Владимир Федотов уже вовсю выпускал Тамерлана и вообще вдолгую может рассчитывать в атаке только на него — пока будущее Чалова и Заболотного неясно.

Десять лет назад Мусаев уже приезжал в ЦСКА — в академию, где задержался всего на год. С тех пор Тамерлан сменил россыпь академий и клубов. Пробовался в «Локомотиве» и «Торпедо», в дублях кризисного «Анжи» и тульского «Арсенала», после трансфера в «Балтику» в 2020-м ездил в аренду в Ульяновск и — очень неудачно — в КАМАЗ.

Мусаев помешан на работе над собой (обожает ее даже в отпуске) и на правильном питании (за ним следит сестра), гонял в Сербию в тренировочный лагерь, который проходил Модрич, а на обложке телефона у него недавно стоял футболист, о котором вы точно ничего не слышали. Александр Муйжнек встретился с Тамерланом и удивился.

Тамерлан Мусаев

— В академию ЦСКА ты, как вспоминал, попал ростом полтора метра. Это ты образно?
— Реально так. Был одним из самых маленьких и худеньких по возрасту. Помню фотку в ЦСКА с рукопожатием игроков. Я там некоторым ниже плеча.

— Вместо ЦСКА ты мог оказаться в школе «Динамо»?
— Да, но ЦСКА ближе к сердцу лежал. С детства его любил. Как ни включу спортивный канал — там Дзагоев, Муса, Думбия, Вагнер. А тут видел их вплотную, когда подавал мячи на матчах основы. Любил занять место за воротами соперника, чтобы наслаждаться нашей атакой. А больше всех мне импонировал Головин.

— В одном из интервью ты вспоминал встречу с ним на кухне в интернате ЦСКА. Ты так перепугался тогда, что убежал.
— Была еще история. Потренировался я как-то на поле один, поднимаюсь к себе в комнату. И тут навстречу Головин: «Вот, оказывается, кто там финтил!» Потом опускает глаза: «Что у тебя за бутсы?» Предложил мне свои. Я ответил: «Нет-нет, нормальные у меня бутсы». И ушел.

— Почему?
— Стыдно было что-то взять.

Тамерлан Мусаев

— На поле молодой Головин тоже обескураживал?
— Все, что вы сейчас видите в «Монако», Саша вытворял в дубле. В Юношеской лиге УЕФА ЦСКА играл против «Баварии», «Манчестер Сити». Саша их возил. Топ-игрок. Ни в одном клубе мира не затеряется. Хотелось бы, конечно, повторить его путь, хотя бы попробовать. Игра в топ-лигах — мечта любого футболиста.

Головин в ЦСКА приехал позже меня. А заблистал в молодежке так, что я не пропускал ни единого матча. Тогда у нас, кстати, было общее амплуа — в центре поля.

— Форвардом ты стал только в 2019-м у Вадима Гаранина в дубле тульского «Арсенала»?
— Пораньше, в дубле «Анжи». Артур Садиров, сейчас главный тренер «Машука», выдвинул меня вперед — увидев, как я подрос. Всегда был неуступчив на поле, мог бороться, бодаться. Из десяти матчей за дубль «Арсенала» три я провел форвардом. Там меня, можно сказать, утвердили на этой позиции.

— В ЦСКА с первой попытки ты не закрепился — и пошел в «Локомотив». Оттуда отчислили тоже из-за физики?
— Такая же ситуация, да. Вроде бы играл, потом они чуть вектор поменяли. Тоже всех амбалов в центральную зону поставили, а мне надо было смещаться назад и обороняться. А я по-прежнему был слаб в отборе. Перешел в «Торпедо». И там мою карьеру реанимировал тренер Николай Васильев.

Тамерлан Мусаев

— Как?
— «Торпедо» тогда атаковало достаточно просто: выноси подальше на нападающего. Николая Викторовича привлекло, что я хоть и с изъянами в отборе, но не уступаю никому. Ставлю ноги и не боюсь по ним получить. Васильев позволил мне быть конструктором атак команды, завязывать игру низом накоротке. Мы играли в два опорника: один глубже, а я работал от штрафной до штрафной. Викторыч дал мне шанс, тренерскую веру, и я стал чувствовать, что расту в футбольном плане.

— Но и в «Торпедо» ты пробыл недолго. В 2018-м ты вернулся из Москвы в Дагестан, не закрепившись в трех академиях. Воспринимал это как поражение? Вот он — шанс на мечту. А ты его упустил.
— Да, на первом этапе в ЦСКА и «Локо» не получилось, но в «Торпедо» я себя уверенно ощущал. Играл в стартовом составе, был одним из ключевых игроков. Сменил обстановку же по одной причине. «Торпедо» участвовало только в чемпионате Москвы, а «Анжи» тогда был командой РПЛ, с молодежкой. И чтобы добраться до молодежки, нужно было провести несколько хороших турниров: чемпионат России, Кубок среди команд 2001 года. И я решил: лучше перейти туда. Думаю, не прогадал.

— Но туда ты попал, когда основа «Анжи» тонула в РПЛ. Гонял на автобусах, как показывал Красава?
— Ага, например, в Краснодар — по 17–18 часов. По ночам расстилали коврики между сиденьями. У кого не было подушек, подкладывали под голову портфели. Приезжали в день матча, который я проводил от и до. А уже через пару дней матч в Москве, до нее снова длинная дорога на автобусе.

— Жесть.
— Не жалуюсь, шанс выйти на новый уровень — кайф. В Москву, правда, попадали только 11–12 человек наших, остальных спускали с основы. Денег на билеты на всех ребят из молодежки просто не было. Бесплатного питания на базе — тоже. И экипировки — я тренировался в той, что получил в академии. Не платили ни премиальных, ни зарплат. И не только нам, но и сотрудникам клуба. А у них же семьи. При этом любили свою работу — огромная за это благодарность.

— В общем, грустные ассоциации в тебя с клубом из родного региона.
— Пацаном помню «Анжи» времен Керимова. Я обожал этот великий клуб. Очень хочу, чтобы он возродился. «Анжи Арена» — один из моих любимых стадионов. В детстве туда приходил — и включали гимн «Анжи», и шли мурашки по коже. Когда играл в прошлом году в Махачкале за «Балтику», испытал похожие ощущения.

— Рос ты не в Махачкале?
— Да, до 13 лет жил в селе Султан-Янги-Юрт. Мама была главврачом местной детской больницы. Пять-семь лет назад мы с братом убедили ее уйти с работы — стараемся обеспечивать. Отец где только не работал… Так бывает в Дагестане: не знаешь как, но деньги всегда зарабатывает. По профессии инженер. работал по специальности в различных организациях.

— Вы со старшим братом начинали с рукопашного боя?
— Он ходил туда и брал с собой меня восьми-девятилетнего. Я продержался где-то год. Без успехов — поспарринговать мог максимум. Брат позлее, поагрессивнее меня — по темпераменту ему единоборства подходили больше.

— Навыки борьбы в жизни пригодились?
— В 2019-м драка случилась в матче дубля «Арсенала» с «Ахматом». Наш защитник грубо нарушил и, намекая, что соперник рисует фол, начал возмущаться: «Что там было?» А такое нельзя в Чечне говорить, поэтому игроки «Ахмата» сразу закипели, и пошло-поехало.

— И такое нельзя говорить?
— Парень сказал игроку «Ахмата» вставать, а судье — чтобы не трогал его. Начали толкаться. Когда чеченцев задеваешь, они могут вспылить. Началась драка, помахались чуть кулаками — на четыре удаления.

— Ты тоже махался?
— Я вообще нет. Почти всех знал в «Ахмате», ко мне не лезли. Наоборот, я всех успокаивал, выступал в роли миротворца.

— Кто ты по национальности?
— Кумык. Когда говорю, что из Дагестана, обычно удивляются: «Правда?» Никто не верит из-за моей славянской внешности.

— Что для вас значит вера?
— Она занимает особое место в сердце. Назову две любимые фразы. «За каждой тягостью наступает облегчение». И «планы Бога всегда лучше, чем твои». В сложные моменты напоминаю их себе. Если у тебя что-то идет не так, успокаиваю себя: «Спасибо за все, что есть. Главное, что я здоров». Делаю все, что в моих силах, и уповаю на Всевышнего.

— Я слышал, брат сыграл большую роль в твоем футбольном пути.
— Поставлю его в этом плане выше родителей — надеюсь, они не обидятся. Мама с папой работали, а Шейх больше со мной времени проводил, был ролевой моделью. Читал спортивную литературу, тексты — а теперь я сам читаю. Ни одну мою игру в академии брат не пропустил, даже если я ее на скамейке проводил. А еще помогал в индивидуальных тренировках. Например, я к нему повернут спиной, он кричит: «Оп!» — и открывается в какую-то сторону. И я должен был его сразу найти передачей.

Тамерлан Мусаев

— Пример мотивации от брата?
— Я был в Москве. Как раз тогда не вышло в ЦСКА и «Локо» — год 2016-й. После девятого класса я ушел из школы, находился на перепутье. И Шейх сказал: «Даю тебе два года, чтобы ты добавил в футболе». Большой месседж для меня, как будто новая точка отсчета в голове. Я сдал ОГЭ и поступил на заочное в коллежэ, но понимал: если делать акцент на футболе и дополнительных тренировках, на учебу времени не хватит. В дальнейшем планирую получить высшее.

— Как я слышал, ты помешан на индивидуальных тренировках. Начались они именно после девятого класса?
— Да. Начал смотреть видео на ютюбе: как обыгрывать фишки, что нужно для техники. Делал на нее акцент. Посвящал работе все свободное от учебы время. Утром выходил на поле, обыгрывал фишки, бил. Потом — турник, брусья. По дороге домой заходил в «Пятерочку» — за морковкой. К этому тоже приучил брат: «От морковки растут».

— На морковном соке набрал рост?
— Физиологически время подошло. Я еще постоянно ходил в бассейн. Жили в Москве, но от соблазнов я был огражден. Брат строго обрисовал правила: надо было не позднее 21:00 готовиться ко сну, а не позднее 22:30 — уже спать. Если я немного позже приходил домой, Шейх сильно ругал. Тогда же брат заявил меня в ЛФЛ — в «Анжи-Москва», где играл сам.

— Зачем?
— Для практики — на маленьких площадках, в лимите время. Заявил меня в «Анжи-Москва». Представь, мне 15 лет, а вокруг дядьки взрослые — так правильнее сказать. Разок тебя корпусом толкнули, и все. Большой опыт. В ЛФЛ мужики не хотят уступать и могут скосить.

— И тебя косили?
— Обязательно. В щит улетел однажды. Но надо было набить эти шишки.

ЛФЛ я совмещал с академией «Торпедо». Получалось по три игры в неделю. В среду — двусторонка с «Торпедо», в четверг — матч ЛФЛ, а на выходных — клубная лига Москвы. За счет такой практики я стал прибавлять. Плюс в ЛФЛ я встречал пацанов, игравших в ФНЛ. Интересовался, как они тренируются, и тоже добавлял что-то в свою подготовку.

— Как работал над собой, вернувшись в Дагестан?
— Надо было закладывать физику, набирать мышечную массу — я тогда пошел в рост. Познакомился с прекрасным тренером Шамилем — он устраивал мне тренировки по кроссфиту, сделал упражнения более футбольными. Это очень помогло мне набрать форму.

Через полтора года уехал в дубль «Арсенала». В Туле я тоже нашел тренера и продолжил кроссфит.

— Из Дагестана ты поехал в Тулу. И тогда же посетил тренировочный лагерь в Сербии, который в свое время проходили Модрич, Влахович и Йович. Как туда попал?
— Я неплохо проявил себя в первой части сезона в дубле «Арсенале». Тут появился шанс пройти просмотр в «Балтике». Там спортивным директором работал Исмаил Ибрагимов, знакомый мне по «Анжи» — там он был скаутом. Исмаил посоветовал брату подготовить меня к просмотру. Получилось договориться с известным тренером Дарко Радовановичем. Я накопил с премиальных в «Арсенале» и поехал в Белград.

— Сколько стоил лагерь?
— За 12 дней я отдал где-то 21 тысячу рублей. Это только проживание и тренировки. Вопрос с питанием должен был решать сам.

— Ты же в Туле зарабатывал 30 тысяч рублей.
— Плюс премиальные — по 20 за победу. Их в первой части было немало, а я никогда особо не тратил. Жил с одноклубником в двушке, скидывались по десять тысяч.

— Кажется, Дарко поработал даже с Зиданом. Что он тебе дал?
— Дарко и с Заболотным в «Тосно» поработал — такая вот у него география! Меня, считаю, хорошо подготовил. Укрепил мышцы, суставы, сухожилия. Помню случай. Один сербский футболист бегал на беговой дорожке. Несся, как зверь! Спрашиваю: «Сколько ему лет? 26, 27?» Мне говорят: «Он 2003-го». Здоровый тип на два года меня младше! Тогда я понял, как на самом деле отстаю. После каждой серии беговых упражнений я становился на корточки от усталости. Не мог толком отдышаться. А все уже переходили к следующим упражнениям, передачки друг другу делали.

Тамерлан Мусаев

Зато спустя время и добавил в физике, мобильности. На сборы «Балтики» приехал на три-четыре дня позже, но сразу втянулся и легко все прошел. Знаешь, межсезонье между кругами — мое любимое время. Обожаю использовать месяц-полтора на подготовку к сборам. Беру большие веса, много тренируюсь с мячом на технику.

— Как ты готовился в этот перерыв?
— Тренер по физподготовке Шамиль составил для меня программу тренировок на ноги, силовых, прыжковых. В итоге получилось 11 тренировок на ноги, 11 беговых. Чередовал через день. Вечером — ноги, в обед — бег, с утра мячом часа полтора фишки обыгрывал. Кого-то брал вратарем и бил.

— Слышал, показатели на первых тестах года в ЦСКА у тебя лучшие. Какие именно?
— По словам реабилитолога, у меня был низкий процент жира. И хорошая мышечная масса.

— Для тренировок у тебя есть даже смарт-кольцо?
— Да, иногда ношу на тренировке. Оно считает чисто время сна — и быстрого, и глубокого. Сколько раз просыпался, переворачивался, какой был пульс во сне. Ну и все калории. И беговые, и которые у тебя сам организм сжигает уже полные — тотал-калории.

— Ты говорил, что много читаешь. Чьи книги особенно вдохновили?
— Очень понравилась The Mamba Mentality Коби Брайанта. Еще «Манифест великого тренера» Тима Гровера. Вторая его книга — «Быть победителем» — вон у кровати лежит. Отложилось в памяти «Правило № 1 — никогда не быть № 2» Дена Мильштейна.

— Выглядит так, словно хочешь стать трудоголиком и суператлетом, как Криштиану и Холанд.
— Никто не вспомнит, когда Криштиану травмировался. Помню, только в финале Евро его вырубили — и все. Я забочусь о себе, чтобы не получить травму, чтобы всегда быть в обойме, чтобы тренеры на меня рассчитывали.

— «Ходят в зал, потому что Криштиану ходит в зал. У них в голове засело, что зал — путь к успеху. Потому что надо туда пойти, потому что они видят конечную картинку». Чья цитата?
— Знаю, это Смолов говорил. Я видел тех, кто рассуждал: «В зал пойду, тренер посмотрит, как я велик кручу, — и все». Но я в зал хожу не для позерства. Не все игроки «Балтики» и даже не все мои близкие друзья были в курсе, сколько я работаю. Я не для кого-то это делаю, а для себя. Чтобы заботиться о себе.

— Как расслабляешься?
— Работа мне не в тягость. Это тоже какой-то релакс, стиль жизни. А так — хожу с сестренкой гуляю, сериал могу посмотреть. В Калининграде я с Владом Лазаревым — мы вместе играли в академии ЦСКА — мог посидеть в кофейне. В новой команде, правда, я пока никого особенно не знал, разве что с Торопом в сборной пересекался.

— Ты помешан на физике и тренировках. Когда-то вообще было иначе? Хотя бы в детстве, может, хулиганил?
— В «Локомотиве-2», да. Играли в салки в метро: бегали, прыгали, носились, как дикари. Я тогда был немного безбашенным, но как и все в том возрасте.

— В «Балтике» ты заиграл не сразу. Калешин пробовал тебя правым латералем?
— Да, на сборах сразу сказал: «У тебя подачи хорошие, техника и выносливость тоже. Можешь туда-сюда бегать. Вижу тебя справа». Попробовал, но, если честно, продолжать в этом амплуа не захотелось. Когда приехал правый защитник, я попросился в аренду. Нападающие в «Балтике» тогда тоже были сильнее меня.

— 2021-й ты провел в Ульяновске и Челнах, а между ними поиграл за дубль «Балтики» во Второй лиге.
— В «Волге» я весну начал прилично: три гола в первых четырех матчах в старте. И голевые передачи были. Но потом пару туров не забил и проиграл конкуренцию Темуру Джикии — он свой лучший сезон выдал, девять голов забил.

В целом неплохая аренда, а вот в КАМАЗе я выступил неудачно — забил победный «Уралу» в Кубке, но на этом все. При этом чувствовал доверие тренера Ахметзянова — он многое мне дал, а я отплатить никак не мог. Не показывал себя лучшего, но Ахметзянов все равно хотел меня продлить: «Ты не забил, но скоро начнешь. А нам дал другие качества».

— Чем необычен Калешин?
— Глубже окунул в профессионализм, в кухню. Каждая тренировка и игра с ним были очень ценны. Рассказывал про важность чистки зубов после тренировок, замерял жировую. Думал о развитии клуба, постоянно говорил руководству, что нужно команде. Например, хотел купить профессиональное оборудование для восстановления, но бюджета не хватало.

При этом даже на восстановительном занятии Калешин заводился, постоянно орал. В раздевалке как-то телевизор разбил — потом сам за свои деньги купил новый. Эмоциональный был, но очень человечный. С ним можно было поговорить на обычные жизненные темы. У брата была свадьба в четверг, а у меня на следующий день предыгровая в Томске и потом матч. Калешин без проблем отпустил: «Это твой близкий, я все понимаю». Из Дагестана я напрямую отправился в Томск на игру.

— Как у тебя складывались отношения с Игнашевичем?
— Мне очень понравилось работать с Сергеем Николаевичем. Отношения у нас всегда были хорошими, рабочими. Игнашевич сильно мне помог. Как один из лучших защитников в истории, часто говорил мне о футбольных тонкостях. Как против форвардов любят действовать, как не любят. Помню такой совет: если ты в штрафной, не отдавай никому пас. Иди на соперника — он тебя никогда не встретит, не будет ногу засовывать. Работа с Сергеем Николаевичем — бесценный опыт.

— Слышал, что на молодых в «Балтике» серьезно влиял Младен Кашчелан. Как именно?
— В питании, например. Я брал блинчики с джемом на завтрак — так кормили в академии, нормально, вроде. А Кашчелан говорил: «Не-не-не, это что такое? Это не еда для футболиста. Есть каша — добавляй орехи, мед, вот и будет сладко». У него я постоянно узнавал про питание, разминки. Взял себе много резинок, эспандеров для мышц и стал разминаться, как Кашчелан. Узнал даже, как Младен спит — я знал кое-какие правила сна, но углубился. Компрессионное белье я носил на ноги, а он и на руки тоже. Я себе потом то же самое купил. Младен меня в большое будущее направил.

— Исмаил Ибрагимов рассказал, что ты ешь по весам и только фермерскую еду. Сам следишь за продуктами?
— Больше сестра. Постоянно покупает свежие овощи, мясо. Берет понемногу, только на сегодня и завтра. Находит лучшее. По весам я ел давно, когда только набирал мышечную массу. А теперь я уже на глаз понимаю, сколько мне надо белков, углеводов, клетчатки. Прочитал книжку диетолога «Арсенала» при Венгере. Там тоже рассказывалось, сколько нужно веществ на килограмм массы тела.

— Расскажи про свой переход из «Балтики» в ЦСКА. Как узнал про интерес?
— За пару туров до перерыва мне сказали просто про интерес нескольких клубов, в том числе ЦСКА — тогда без конкретики. Я ответил: «Хорошо, разговаривайте, общайтесь. Но я бы хотел перейти только в большой клуб». А когда ЦСКА сделал предложение, сказать мог только: «Вообще прекрасно!» Не мог упустить такой шанс.

— Об интересе сообщил Ибрагимов?
— Еще когда работал в «Балтике», да. Про Исмаила вообще хочу сказать: он мне очень помогал в течение всей карьеры. Много объяснял, тоже скидывал статьи. В «Балтике» Исмаил посещал почти каждую тренировку — думаю, не все руководители так делают. Если настроения не было, он мог заметить: «Тамик, что беспокоит? Все переживем». Скидывал нарезки форвардов, показывал, как надо двигаться и открывать. А как-то прислал видео про Беллингема: «Посмотри, как он себя ведет со взрослыми. Если хочешь стать личностью, лидером, не стоит отводить себе роль молодого в коллективе». Исмаил был не просто спортивным директором в «Балтике» — он многое сделал для клуба, и это не только мое мнение. Когда он приходил, у «Балтики» не было ничего в плане инфраструктуры. При нем развилась академия, появилась криокамера, стало чуть больше бочек, тренажерный зал пополнился инвентарем.

— Ты удивился уходу Ибрагимова в ноябре?
— Внезапно это было, да. И немного грустно.

— В этом сезоне в «Балтике» ты сыграл меньше Гузины и чуть больше Энрикеса и не всегда был основным.
— У меня тоже немало минут. С другой стороны, Энрикес забил больше меня, да. Всегда себя спрашиваю и признаю: свой уровень в первой части сезона не показывал. Такое бывает. Не забил, сколько мог, упустил шансы. Одно на другое накладывается — и вот в старте выходят другие.

— Как тебе объясняли выгоду перехода в ЦСКА, где в атаке уже есть Чалов, Заболотный и Давила?
— Если боишься конкуренции, никогда не заиграешь на хорошем уровне. Надо быть лучше всех на позиции. Все в ЦСКА большие мастера, играть тут — привилегия. Будут предоставляться шансы — постараюсь воспользоваться.

— Как я понимаю, на тебя рассчитывают как на таргетмена, который должен ловить дальние передачи.
— В штабе ЦСКА мне говорили: «Твое сильное качество — открывания за спину. Тебе дают, и ты на дистанции можешь убежать. Проси чаще такие передачи». Стараюсь постоянно видоизменять свою игру, улучшать ее, исходя из видения тренера.

— Главное отличие ЦСКА от «Балтики», которое пока заметил?
— Тут много атлетизма, тренажерного зала. В «Балтике» мы больше бегали, но на взрывную силу здесь акцент сильнее. И на каждой тренировке оттачивается техника передач.

— К 22 годам ты сменил десяток разных клубов и академий, а долгого стабильного отрезка не было.
— Да, мне пришлось пройти тяжелый путь. Я ведь еще и каждый раз не просто так переходил, а через просмотры. Но спасибо Богу за все. И всюду я встречал потрясающих людей, везде остались близкие друзья.

— Что запомнил из поездки со сборной в Египет?
— Если про саму поездку — дорога была тяжелая. Но она забывается, когда попадаешь в стартовые одиннадцать и слышишь гимн России. Эмоции дикие. Поверь, тебе вообще в этот момент все без разницы. В том числе то, с кем именно матч. У меня перед глазами промелькнули Дагестан, родители, брат, все, что я проходил. На груди — герб сборной, сзади — твоя фамилия. На тебя смотрит вся страна. Думаю, многие миллионы смотрели эту игру, пусть и товарищескую. Мотивация зашкаливала.

— Как тебе Карпин?
— Большой тренер, это сразу было заметно во всем. Отмечу, как он снимал давление: «Покажу тебе, как мяч довести до линии атаки, окей. Но там ты твори сам. Ты форвард, должен импровизировать. Я не буду ругать за попытку обыграть, обострить. Никогда в жизни». Да и всем говорил: «Вы вообще ни за что не волнуйтесь. Я за все отвечаю. Вы только играйте».

— Кто сейчас лучший нападающий мира?
— Ты его вряд ли знаешь. Мне нравится швед Дьекереш из «Спортинга». Очень разноплановый. Узнал про него из нарезок на ютубе, а потом аналитик «Балтики» скачал и прислал мне все матчи сезона «Спортинга», я их посмотрел. Я бы хотел дойти до автоматизма Дьекереша. Сильно играет спиной. Я в этом аспекте немного хромаю.

— Что бы ты спросил у Дьекереша, если бы встретился с ним?
— Как он так научился играть спиной. Виктор «вешает» защитников на себя и вместе с ними разворачивается. Как он это наработал? И еще интересно, как набрал мышечную массу, оставаясь при этом довольно легким и взрывным. Внешне он просто терминатор! Снимает майку — у него там восемь кубиков, плечи, бицепс подкачанный.

— Кто был твоей ролевой моделью в детстве?
— Я смотрел на Неймара и его магию. Еще когда он в Бразилии играл.

— Симулировать, как Неймар, тебя не учили? У Шитова из «Крыльев» такое было.
— Хитрости никто не отменял, они помогают в игре. Но я симулировать вообще не умею. Надо подучиться. Вот кто-то бьет меня, а я стою, хотя лучше упасть. Пару раз попытался пенальти «нарисовать». Оба раза упал на желтую себе, и оба раза она оказалась второй в матче. С тех пор падать в штрафной — фобия.

— Лучший нападающий России?
— Кордоба. И Даку нравится.

— А не легионер?
— Назову Чалова. Думаю, он был бы на хороших ролях в Европе. Мастер. Хладнокровен не по годам. Если не из ЦСКА — Тюкавин. Соболев еще.

— В спаррингах на сборах ты уже за ЦСКА забивал. А Акинфееву на тренировках?
— У нас вот было упражнение с ударами. Большую его часть в воротах был Игорь. Я из двенадцати забил пять или шесть. Чтобы пробить Акинфеева, надо бить прямо фантастически — в девять или в угол. Иначе очень тяжело.

Еще мы недавно играли в маленький футбольчик. Наша команда проиграла. На обеде встретились, а Игорь: «Вы куда пришли?» Говорил нам в столовой: «Я сегодня проиграл, я без настроения». Даже на этих турнирчиках он все равно футбольный голод не теряет. Это восхищает.

— Представим, что зимой тебя позвал бы «Зенит» — на лучшие условия, но меньшие шансы играть. Что бы выбрал?
— Честно, для меня ЦСКА — лучший клуб в России. Я сейчас здесь и не знаю, куда и зачем уходить. Очень хотел вернуться в ЦСКА. Даже играя в «Локо-2», старался себя показать, чтобы меня опять заметили в ЦСКА. Это любовь с первого взгляда.

— Клуб мечты, кроме ЦСКА?
— Первым пришел на ум «Манчестер Юнайтед». Брат болеет за «Манчестер» и привил мне это. Попасть туда — не мечта, а цель. Буду работать над этим. Но вообще, мечтаю просто построить хорошую карьеру. Чтобы родители, как бы банально ни звучало, мной гордились. И никогда ни в чем не нуждались.





Источник: https://sport24.ru/



Читайте также


27.02.2024 | Владимир Пономарев: Думаю, Чалов останется в ЦСКА, никуда он не денется
27.02.2024 | ЦСКА готовится к матчу с «Оренбургом» (фотографии)
27.02.2024 | Агент новичка ЦСКА Айссауи рассказал об адаптации алжирца в команде
27.02.2024 | Большое интервью Келлвена сайту «РБ Спорт»
27.02.2024 | Келлвен: Стараюсь учить поменьше матерных русских слов, но они попадаются в речи


Футболка ЦСКА


Толстовка ЦСКА


Плед ЦСКА


Джемпер ЦСКА


Комментарии