4 мая 2022

Интервью Хорхе Карраскаля: Украина, дриблинг, трудное детство



Хорхе Карраскаль перешел в ЦСКА этой зимой в аренду из «Ривер Плейта» и выглядит даже более убедительно, чем Юсуф Языджи. Гол и передачу он оформил только в матче с «Рубином», но его дриблинг дарил команде шансы и в проваленном апреле. За пару месяцев колумбиец ворвался на третье место по числу обводок — 11, выше только Хвича и одноклубник Эджуке, а по проценту удачных уже лучший (вместе с Чидерой).

Александр Муйжнек с помощью специалиста ЦСКА по международным отношениям Максима Головлева узнал у Карраскаля секреты техники, сложностях карьеры в украинских «Карпатах» и планы на следующий сезон.

— Эмоции после замены в матче с «Динамо» у вас были так себе, Алексей Березуцкий это подтвердил.
— Конечно, я тогда приуныл. Стало немного неприятно, когда увидел, что должен покинуть поле. Мы забили гол, я отпасовал там Эджуке, весь матч складывался удачно — а тут меня убирают. Мне было непонятно, но таково решение Березуцкого — его надо уважать. Мы обсудили, что произошло. Проблемы иногда возникают, но в ЦСКА все профессионалы. А тренеру в любом случае виднее, и последнее слово за ним.

— Вижу, как Языджи поладил с Василием Березуцким. А как вам работается с братьями?
— Близнецы — прекрасные люди. Жизнерадостные и в то же время серьезные. У них неплохая, сплоченная команда. Главное сейчас — чтобы Березуцкие внушали своим поведением уверенность всем футболистам. С ними интересно тренироваться, они прекрасно справляются. Ну и как личности сильные.

— Играл против братьев на тренировках? Их возможно обвести?
— С закрытыми глазами это делаю!

ЦСКА

— Ты привнес в игру ЦСКА дриблинг и креатив, но как строится игра команды в целом, понятно не всегда. А вам? Можете объяснить, во что сейчас играет ЦСКА?
— У нас есть определенная игровая модель, тренируем ее уже долгое время. В чем она заключается, каков наш стиль — мне кажется, все видели в первых матчах ЦСКА после сборов. Игровая структура у нас хорошая.

Потом некоторые получили травмы, выпали из строя. Пришлось заменять одних игроков другими. Так что модель стала не такой четкой, чуть размылась. Игра с «Динамо» поставила все на свои места: там мы опять обрели свой стиль (интервью состоялось до поражения от «Ахмата» — Sport24).

ЦСКА

— Таких дриблеров, как ты, в России почти нет. Каково тебе играть в такой среде?
— Да, видел на русском ТВ, что меня так характеризовали — хотя я пока отыграл мало. Таким я был всегда: использую финты постоянно, это моя неотъемлемая черта и мое преимущество, где бы я ни оказался.

— Хочется понять, как именно ты идешь в обводку. Как решаешься сделать финт? Это каждый раз осознанный выбор, или все по наитию?
— Видимо, что-то природное. Когда передо мной соперник, по умолчанию стараюсь обыграть и выйти на свободное пространство. Все происходит естественным образом.

Решение зависит только от того, один передо мной соперник или несколько. Вы, может, удивитесь, но иногда все бывает слишком сложно! Тогда нужно предпочесть более мудрое, грамотное решение. Не лезть в обводку на полкоманды соперника, а отдать пас и открыться.

— Ты много говорил про любовь к Роналдиньо. А что кроме него повлияло на ваш стиль?
— Единственный, на кого я смотрел и кому подражал — Роналдиньо. Потом уже, когда я подрос, стал смотреть на Неймара, Коутиньо.

ЦСКА

— Тебя даже называли колумбийским Неймаром. Правда, Марсело Гальярдо считал это преувеличением и надеялся, что сравнения вам не навредят. Вы этого избежали?
— Болельщики любят проводить такие параллели. У Неймара есть своя манера, у меня другая. Да, может, мы схожи в дриблинге, но никому не хочется строить карьеру на подражаниях. Лучше обрести свое имя и не повторять чужого пути. Но да, Неймар для меня топ.

— После обводок тебя часто не хватает на точный пас или удар — в общем, на конкретику. Согласен? И можно ли над этим работать?
— В идеале ты обыгрываешь, выходишь на простор и действуешь дальше. Но футбол сложная вещь. Бывает и так: либо дальше все закрыто, и тебя встречает соперник, либо все-таки отдаешь пас, но он не доходит до партнера. Либо доходит, но его накрывают и отбирают мяч. Все зависит не от тебя одного. Каким бы классным дриблером ты ни был, но комбинация не может строиться на одной обводке. Плюс есть фактор обороны: многие команды перекрывали нам пространство.

— Как это исправляют Березуцкие?
— Почти все тренеры ждут постоянного прогресса от своих игроков, делают так, чтобы те постоянно развивались. Но вот я все время обыгрываю, иду вперед. Сперва соперники меня не знали, многое позволяли. А теперь все уже в курсе, кто представляет опасность, и уделяют им все больше внимания, играют плотнее. Бывает, что двое защитников держат одного, некоторые прессингуют втроем и сокращают возможности сохранить мяч.

ЦСКА

— До тебя главным дриблером в ЦСКА был Эджуке. Что-то перенял у него?
— Мне нравится Чиди. Быстрый, техничный. Привлекает, что он играет с открытым забралом — идет вперед в любой ситуации, ничего не боится. Очень дерзко!

— Тебе предпочтительнее роль крайнего полузащитника в схеме 4-2-3-1 или инсайда в 3-4-3? Есть вообще разница?
— Профессиональный игрок готов выходить и на позиции крайнего защитника, и вратарем. То есть играть везде.

— ЦСКА интересовался тобой давно — как «Краснодар» со «Спартаком». Что-то про это слышал?
— Да, знал. Это правда. Еще был интерес со стороны «Зенита». Я тогда участвовал с «Ривер Плейтом» в Кубке Либертадорес. Тренеры очень мною дорожили и не хотели моего ухода.

— Переход в «Спартак» или «Зенит» из ЦСКА представить совсем сложно.
— Это то же самое, если бы я из «Ривера» перешел в «Боку Хуниорс». Точно так же невозможно.

ЦСКА

— Ты сказал, что счастлив в ЦСКА. Что именно делает счастливым?
— Все сотрудники клуба дружелюбные и любезные. Всегда стараются прийти тебе на помощь, берут под крыло. Партнеры по команде тоже помогают. Даже если не знаем других языков, шутим вместе, находим общие темы. Можем постебаться друг над другом. При этом все достаточно скромные.

Весь тренерский штаб заряжает уверенностью, а руководство заботится о том, чтоб мы ни в чем не нуждались. Постоянно проявляют интерес, комфортно ли, все ли устраивает. Мне дорого это внимание, оно причина тому, что я в ЦСКА.

— Вместе с тобой пришел Медина, близок по языку Марио. А с кем еще сблизился?
— Бруно Фукс, Гбамен, Магнуссон. Вообще первого дня у меня ощущение, что уже играю в ЦСКА сто лет. Наладилось взаимопонимание, принялись шутить, будто мы давние друзья. Легионеры — ребята очень приятные, все счастливы, что бы ни происходило. И русские ловят нашу волну. Делимся с ними своими эмоциями. Все это принимают и поэтому тоже чувствуют себя комфортно.

ЦСКА

— Свое будущее ты называл вопросом между ЦСКА и «Ривером». А самому хочется здесь остаться на долгий отрезок, чего у тебя не было давно?
— Да, цель — остаться здесь надолго. Но все зависит не от меня, а от клубов. Скорее даже от ЦСКА. И мне очень хотелось бы, чтобы ЦСКА воспользовался опцией выкупа и сохранил меня.

— Не все иностранцы так настроены: время очень напряженное. Как получается думать только о футболе?
— Я чуть паниковал еще поначалу, когда только переходил из «Ривера». Но когда прилетел в Москву, понял: жизнь тут идет своим чередом. Все работает, функционирует.

Да, с переездом в Россию у меня перестроился весь жизненный уклад. Но Москва — прекрасный, спокойный город. Здесь никто тебя не достает, не пытается вторгнуться в твою жизнь. Можешь спокойно пойти на ужин, и тебя не побеспокоят с автографами и фото. Это способствует душевному комфорту.

Здесь я уверен в завтрашнем дне, обрел стабильность. В Москве мне хорошо. Тренируюсь, соблюдаю режим, но и после тренировок, дома и на улице мне важно спокойствие и благополучие. Я это получаю.

— Помогает опыт в «Карпатах»? Или это было совсем другое?
— Там я тоже быстро освоился. Разница в том, что команда была меньшего уровня. Легионеров, там было семь-восемь человек. Мы жили отдельным анклавом, особенно не пересекались с местными. Когда это случалось, порой даже возникали разногласия.

В ЦСКА все совершенно не так. Команда дружная, мы единое целое.

ЦСКА

— До «Карпат» ты принадлежал «Севилье», за которую так ни разу и не вышел из-за травмы.
— А операций было четыре! На одном и том же мениске. В 18 лет переезжал из Колумбии в большую команду, многого ждал, а полтора года провел вне футбола.

— Сходу в топ-лиге ты не заиграл, но такая цель еще есть? ЦСКА может послужить трамплином?
— Мечта поиграть в топ-лиге у меня остается, но сейчас я игрок ЦСКА. Работаю в полную силу и пытаюсь помочь своему нынешнему клубу. А что будет через несколько лет — увидим.

— Чего до этого нужно добиться с ЦСКА?
— В следующем сезоне хочу выиграть вообще все, что можно: лигу, Кубок. У ЦСКА за короткий период образовалась сыгранная, сбалансированная команда. Здесь все бьются друг за друга. При этом есть те, кто выделяется на общем фоне, служат примером для прочих и ведут всех вперед. Но для начала надо решить вопрос с трансфером.

— А сравнишь чемпионат России с украинским — каким ты его запомнил четыре-пять лет назад?
— В РПЛ важна физика, много борьбы. Я был к этому готов. Идем в контратаку, получаем ответную, потом снова убегаешь — в общем, надо много носиться. При этом соперники все жесткие, крепкие, стыков с избытком.

— Нет опасений, что это кончится так же быстро, как началось, и команду придется собирать заново? Многие же в арендах, а два титула ЦСКА упустил.
— Надеюсь, нет. Мы выдали хорошую победную серию, вместе прошли через сложности, проделано много работы. Не хочется все это перечеркнуть. Жду, что руководство со всеми договорится и сохранит команду. Я готов отдать всего себя на благо ЦСКА.

— В чем еще были сомнения: к нам уже приезжали индивидуально яркие технари из Латинской Америки вроде тебя — и это не всегда хорошо кончалось.
— Речь не идет об ожиданиях, которые игроки у вас в России не оправдывают. Бывает, люди сталкиваются с проблемами в новой обстановке. Трансфер сопровождается большими ожиданиями, от футболиста ждут шоу, результата. Но мало кому интересно, что у него на душе, какие переживания. Может, он один, скучает без семьи, не адаптировался?

В таких случаях, если ты не боец по натуре, тебя могут одолеть сомнения. Нужно иметь закаленный характер, отдавать максимум на поле, не волноваться ни о чем внешнем.

— Тебе здесь не одиноко?
— Это не мой случай. Я к жизни в отрыве от семьи привык с 13 лет. Разлука на игру не влияет. Ну и футбол единственное, что я умею и люблю в жизни.

— Ты из колумбийского города Картахена и рассказывал, в каком опасном районе рос: преступность, торговля наркотиками и краденым. Что заставило выбрать футбол?
— У любого человека, даже из неблагополучного места всегда есть выбор, в каком направлении пойти. Самый легкий путь — всегда худший. Хватайся за пистолет, иди с ним на дело — чего проще? Или наркоторговля: грязные деньги, но легкие, такое притягивает.

Если есть возможность этого избежать, то избежать нужно.

ЦСКА

— Как ты это сделал? Родители или тренер настояли, плохой пример научил?
— Видел парней, которые выбирали легкий путь. Выбрали — и одни сели в тюрьму, другие убиты… Когда ты видишь, как жизнь может сломаться через колено, это открывает глаза.

Хочу поблагодарить и еще кое-кого. В Колумбии действовала скаутская программа Casa Talento: люди ездили по стране и искали подающих надежды мальчишек. Меня выделили из числа сверстников в Картахене и принялись работать со мной персонально: окружили вниманием, объяснили, какой может быть жизнь. По сути, дали путевку в жизнь.

— Что хорошего тебе дала улица?
— По сути, она и сделала меня личностью. Научила жить, выживать одному, сражаться. Уважать старших и просто окружающих. На улице я рос с разными людьми и усвоил: будь ты богачом или бедняком без гроша в кармане, ты все еще человек и заслуживаешь теплого отношения. Возможность вырваться наверх предоставится каждому, главное ею воспользоваться.

Другой урок: нужно быть благодарным за каждый день под солнцем. Даже те, кто рос рядом со мной в неблагополучной обстановке, был счастлив. Так что важно ценить, что имеешь сейчас.

Могу добавить кое-что еще к прошлому вопросу?

ЦСКА

— Да, конечно.
— Для мальчишек из России, которые тоже встанут перед выбором, как я. Пожелаю им бороться. Дорога к тому, чтобы стать профессиональным футболистам, сложная. Многим приходится жертвовать. Да, ты можешь расти на улице, как я, твоя семья может не иметь средств к существованию. Но раз уж принял решение — не сходи с пути. Однажды тебе откроется опция — пока не попробуешь каждую дверь, продолжай стучаться.

— В Москве или Петербурге это проще, чем в городах скромнее.
— Помню, я был маленьким, но уже играл. Мой дядя владел своей командой и позвал меня. У родителей не было денег на проездной на автобус для меня. Приходилось мотаться по два часа туда-обратно. Каждый день!

Чтобы все-таки хватало на билеты, мы искали в земле медную проволоку, очищали ее и сдавали в пункты приема металла. Мыли мотоциклы, красили дома. Хоть какие-то, но деньги. Бутсы-то нам тоже в командах не выделяли, приходилось копить самим.

Могу чего-то не знать, но уверен: в России ситуация лучше, чем в Колумбии. Такие уж трущобы вряд ли встретятся. А у нас жизнь за последние 20 лет не сильно улучшилась.





Источник: https://sport24.ru/


Читайте также:


03.05.2022 | ЦСКА и «Сочи» рассудит Безбородов
03.05.2022 | Кирилл Брейдо: Работа по трансферу Языджи идёт
03.05.2022 | Агент Гбамена высказался о будущем ивуарийца в ЦСКА
03.05.2022 | ЦСКА выкупит у «Лилля» Языджи за 11 миллионов евро
02.05.2022 | Агент Языджи: Летом Юсуф будет в ЦСКА



Хиты продаж



Толстовка ЦСКА

Бейсболка ЦСКА

Форма ЦСКА

Сумка пояс ЦСКА